Прислать новость
  • 9 °C
    Погода в Бресте

    9 °C

  • 2.4896
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4896
    EURO2.404
    100 RUB4.2751

Россия «клянчит» переговоры. Почему Кремль заговорил, что ядерное оружие в конфликте с Украиной неприменимо?

17.08.2022 06:15 Фото носит иллюстративный характер. Источник фото

Минобороны России впервые вынуждено было признать взрывы в Крыму «диверсией», а не «головотяпством» или «детонацией боекомплекта».

«Россия клянчит переговоры»,заявил советник главы Офиса президента Украины Алексей Арестович в эфире Youtube-канала «Фейгин Live». 

Алексей Арестович
Алексей Арестович

По словам Арестовича, Россия сейчас очень боится поражения на юге, то есть разгрома своей правобережной группировки, массового попадания военнослужащих в плен, захвата Вооруженными силами Украины военной техники и освобождения Херсона. Также для РФ представляет большую угрозу возможный удар на Мелитополь, который решил бы проблему Запорожской АЭС, выхода на Крым, а заодно и Мариуполя. Весь южный фронт тогда обрушится. 

Реклама

«Ситуация такая: они туда приперлись, разместились, очень хотят наступать, но наступление не получается, потому что логистика провальная. Это главная причина. Каждый Божий день это три-четыре уничтоженных склада, один-два командных пункта. Каждый день с момента падения Лисичанска и Северодонецка. Практически».

Читайте также: «Подготовка беларуской армии Россией все же ведется». Верят ли читатели «БГ», что Беларусь вторгнется в Украину?

Российское командование не может противопоставить этому что-то существенное: «Хаймарсы» не перехватываются. Так или иначе в Москву поступают доклады: перспектив наступления нет. 

«Как только они задумались, что нет перспективы, накрывают аэродром в Саках. Авиаполк исчез. Начинает возникать вопрос, есть ли перспективы у Крыма после всего этого. Что дальше? Методы — либо ядерная война, либо где-то взять 60 тысяч войска. Полнокровного, такого, как было в начале конфликта, без потерь. И то под большим вопросом, что могут сделать эти 60 тысяч. Лучше тысяч 150. А то и 200».

Перспективы есть только тактические: можно взять село, удержать село, захватить три села, перекресток. На большее рассчитывать не приходится. В такой ситуации все глаза обращаются к МИД. 

«МИД говорит: понимаете, лучшим решением этого конфликта были бы переговоры. Давайте все пойдем на переговоры».

Первым условием со стороны РФ будет прекращение огня. Но это же является и первым условием со стороны Украины. С еще одним пунктом — немедленным, безоговорочным выводом войск на позиции до 24 февраля. 

Так как России просто уходить нет смысла, Арестович прогнозирует, что Украина и дальше будет подрывать российские резервы, а Россия — «клянчить переговоры». Для резкого изменения обстановки нет никаких перспектив. Это могло бы случиться в единственном случае: Украина внезапно на каком-то участке вводит в бой свои резервы. Но вряд ли это сейчас нужно согласно стратегическому замыслу.

«Пока это похоже на медленное выпиливание. Наши военные — люди умные и понимают: наступать на противника, который сам сохраняет хоть какой-то наступательный потенциал, нет никакого смысла. Это очень осложнит себе контрнаступление. Не будем спешить. Выносим то, что выносится», — заключает Арестович. 

Реклама

Что изменилось в путинском бункере в отношении Крыма?

16 августа стало известно о новых взрывах в оккупированном Крыму: утром под Джанкоем взорвался склад боеприпасов, в самом Джанкое произошел пожар на трансформаторной станции, на авиабазе в Симферопольском районе также прогремели взрывы.

Еще на прошлой неделе после взрывов на аэродроме в Саках стало ясно, что миф о некой красной линии, связанной с Крымом, после перехода которой Россия организует ядерный апокалипсис, остался мифом. 

Читайте также: «Есть ли бункер в Дроздах?» Тышкевич — о взрывах в Крыму и в Зябровке и о том, что это значит для беларуских властей

Российский адвокат и политик Марк Фейгин в эфире канала ТСН обращает внимание, что Минобороны России назвало взрывы под Джанкоем диверсией. Таким образом, оно впервые вынуждено было признать, что это не «детонация боекомплекта» или «нарушение техники безопасности». 

В путинском бункере изменилось многое, считает Фейгин.

Марк Фейгин. Фото: wikimedia.org

«Тот же Шойгу уже заявил, что нет, ядерные удары и ядерное оружие в конфликте с Украиной неприменимо. Потому что это может быть только ответом на угрозу ядерного удара, а Украина — безъядерная страна, — говорит Фейгин.

Это уже не первое такое заявление. Путин, кстати, высказался по тому поводу вдогонку за Китаем, который призывал к инициативе ядерного сдерживания, и некоторые другие тоже. Почему они это делают? Потому что, видимо, по этому вопросу есть очевидный консенсус ведущих стран, по крайней мере постоянных членов Совета безопасности, которые как бы дают понять России: если вы попытаетесь применить тактическое ядерное оружие или каким-то иным способом попытаетесь решить свои проблемы с использованием ядерного оружия в Украине, то будет ответ. И даже Китай в этом плане — не союзник Москвы. Последствия будут ужасающими. Любой, кто будет оправдывать действия Москвы по применению ядерного оружия, тоже получит по достоинству.

Никто ввязываться в это ради Москвы не хочет».

Это результат почти шестимесячного давления на Москву со стороны союзников Украины, а также нейтральных сторон, которые требуют от России соблюдения определенных рамок, подчеркивает Фейгин. 

Читайте также: «Добрыя людзі таксама ходзяць ваяваць». Дабраахвотніца родам з Івацэвічаў — пра пратэсты, вайсковую медыцыну і «Брэста»

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.