Прислать новость
  • 14 °C
    Погода в Бресте

    14 °C

  • 2.599
    Курс валюты в Бресте
    USD2.599
    EURO3.0521
    100 RUB3.3365

Марш справедливости в Бресте 20 сентября. Фото: Олег ПОЛИЩУК, "Брестская газета"

Провластные эксперты обсудили ситуацию в Беларуси. В том числе БЧБ-флаг и протестующих

106 26.09.2020 13:39 Фото носит иллюстративный характер. Источник: https://www.b-g.by/

Семинар, который можно посмотреть на YouTube, собрал преимущественно негативные комментарии, а количество дизлайков превысило лайки в десятки раз.

На YouTube прошел научно-практический семинар «„Цветная“ революция как фактор социальной агрессии и разрушения». В пиковые моменты его смотрело более 740 человек, видео на 25 сентября набрало более 6,3 тысячи просмотров, 1,5 тысячи дизлайков и 39 лайков. Во время онлайна был открыт чат, и в нем преимущественно были негативные комментарии. На семинаре выступали провластные спикеры. О чем они говорили? Передает TUT.BY.

 

Данилович: «Бело-красно-белый флаг — символ неудач в истории Беларуси»

Реклама

Первым выступил недавно назначенный ректор Академии управления при президенте Вячеслав Данилович. Он рассказал о бело-красно-белом флаге и нынешнем государственном. По словам Даниловича, это только кажется, что не так принципиально, кто под какими флагами где ходит.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Вячеслав Данилович (слева). Фото: Дмитрий БРУШКО, TUT.BY

— На самом деле символика, которая есть у государства, народа и общества, имеет огромнейшее значение и в любую символику закладывается определенный смысл, — отметил он.

Вячеслав Данилович сказал, что бело-красно белый флаг начал свою историю в 1917 году.

Реклама

— Бело-красно-белое сочетание довольно активно используется в орнаментах славянских народов и в том числе в нашем белорусском орнаменте, и его можно увидеть на современном государственном флаге Беларуси. Но если мы говорим о самом бело-красно-белом флаге, то возник он в 1917 году и было придумано это сочетание, флаг для национального белорусского движения архитектором, участником белорусского национального движения Клавдием Дуж-Душевским, — сказал он.

По словам Даниловича, «некоторые сторонники бело-красно-белого флага пытаются выводить его историю от истории ВКЛ, Речи Посполитой».

— Но даже в то время как флаг такое сочетание не использовалось, подобное сочетание могло использоваться в отдельных гербах шляхетских родов, не более того.

Данилович отметил, что дальше бело-красно-белый флаг использовался при объявлении Белорусской Народной Республики, в эмиграции теми, кто не признал советскую власть в Беларуси.

— И самая такая черная страница в истории бело-красно-белого флага — это период Великой Отечественной войны, когда деятели белорусского коллаборационистского движения (люди, которые осознанно, добровольно или умышленно сотрудничали с врагом в ущерб своему государству) также использовали этот флаг как свой символ вместе с нацистской символикой на оккупированной территории Беларуси. В то время речь не шла о создании независимого белорусского государства, а речь шла о создании определенного доминиона белорусского в составе Третьего рейха. После победы над нацизмом и освобождения территории Беларуси деятели коллаборационистского движения в значительной степени выехали за рубеж, и опять же символика бело-красно-белого флага использовалась в эмигрантских белорусских зарубежных кругах как альтернатива существующему на территории Беларуси советскому строю, как своего рода знак протеста. Если абстрагироваться, то бело-красно-белый флаг — это история Беларуси, из истории его выкинуть невозможно, потому что он использовался на различных исторических этапах, но я хотел бы подчеркнуть, что мы должны говорить правду и знать все факты об истории нашей символики любых периодов. И объективный факт — то, что касается бело-красно-белого флага, я вам здесь привел.

Данилович также коснулся периода начала 90-х годов, когда БЧБ-флаг был государственным в Беларуси.

Реклама

— Это тоже наша история, и, безусловно, как историк могу вас уверить: нигде, ни в каких научных трудах эти моменты про историю флага у нас не скрываются, в том числе в учебной литературе они присутствуют, в школах, в учебных заведениях все эти вопросы освещены. Но еще раз подчеркну: учитывая, что из истории этот флаг не выкинешь, я считаю, что в принципе, конечно, запрещать его не имеет смысла, но достаточно говорить о нем правду. И задуматься: а что связано с этим символом в истории Беларуси? И независимо от того, как мы к нему относимся: негативно, положительно, нейтрально или объективно, задумаемся об объективных фактах. Вот посмотрите: флаг использовался при объявлении создания БНР, оно реальным государством не стало. Был период, когда использовался бело-красно-белый флаг белорусскими национальными организациями в Западной Беларуси, к 1939 году подавляющее большинство этих организаций было подавлено польскими властями, прекратило свою деятельность. Следующий этап — белорусский коллаборационизм: они подняли этот флаг вновь, сотрудничали с Гитлером. Добились они своих целей? Не добились, ничего у них не вышло. Если мы говорим об истории современной Беларуси, то начало 90-х годов, это самое тяжелое время, когда государственным флагом был бело-красно белый флаг, — это самое тяжелое социально-экономическое положение, общественно-политическая чехарда, когда фактически власть находилась в парализованном состоянии, не выполнялись те решения, которые принимались в Совете министров, Верховным Советом, руководством на местах, то есть вертикаль власти по сути отсутствовала. Опять мы видим, что с этим флагом в нашей истории связан целый ряд тяжелейших и негативных моментов. По сути дела, если смотреть по большому счету, то бело-красно-белый флаг — это символ неудач в истории Беларуси.

Ректор отметил, что, может, даже и неплохо, что протестующие выходят под БЧБ-флагом: «История показывает, что фактически достичь поставленных целей люди, которые под этим флагом выходили, не смогли».

Читайте также: Ровно 29 лет назад бело-красно-белый флаг стал государственным символом Беларуси. Рассказываем его историю

Затем часть своего выступления Данилович посвятил официальному государственному, чтобы показать «те смыслы, которые заложены в этот флаг».

— А там заложены очень глубокие смыслы и в историческом, и, если хотите, даже в философском плане. Во-первых, оппоненты любят говорить, что нет более древнего флага, чем бело-красно-белый флаг. На самом деле это не так, на нашем государственном флаге присутствует орнамент, который известен на территории Беларуси еще со времен неолита и использовался в орнаменте на глиняной посуде. И это древнейший символ, в который заложен огромнейший положительный заряд, пожелание процветания, благополучия, как, по-белорусски говоря, дабрабыту, всему народу, всем людям, которые живут под этим флагом. И этот символ, если хотите, пропитан эмоциями, пожеланиями тысяч поколений предков современных белорусов. Это вообще редкая и уникальная вещь для мировой геральдики. Давайте посмотрим на красный цвет — основной цвет нашего современного государственного флага Беларуси. Да, с одной стороны это можно трактовать как кровь, пролитую нашими предками за то, чтобы мы имели возможность развиваться так, как считаем нужным, но мне бы хотелось обратить ваше внимание на то, что еще в княжествах Древней Руси их флаги тоже были красными, и флаг того же самого ВКЛ — это тоже красное знамя с «Погоней». Потом возьмем советский период: и ССРБ, и литовско-белорусская ССР, и БССР до 1951 года — их флаг был красный с аббревиатурой, буквой названия республики. То есть огромный исторический пласт еще заложен и в красную символику, не говоря уже о том, что красный цвет — это цвет жизни, солнца и опять же огромнейшее положительное значение имеет для нашего народа и государства. И наконец, зеленая полоса, которая составляет основу нашего современного государственного флага. С одной стороны, это цвет молодости, природы, а с другой стороны, зеленый — издревле был цветом древнеславянской богини Лады, которая отвечала за лад в семье, в племени, в обществе, в государстве. То есть у нас с одной стороны пожелание процветания, добра и благополучия — это наш орнамент, с другой стороны — богатейшая история, связанная с красным цветом и символ крови, и солнце, которое благословляет нашу страну, и все это зиждится на фундаменте — Лада. Посмотрите под этим флагом, красно-зеленым с орнаментом, расцвета достигла БССР. Сменилась символика в 1995 году — и начала налаживаться жизнь в нашей стране.

 

Савиных: «С 1996 года парламент перестал быть политическим институтом нашей страны»

Следующим выступил председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Андрей Савиных. Он отметил, что высказывает свое личное мнение.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Андрей Савиных. Фото: Дарья БУРЯКИНА, TUT.BY

Савиных начал с того, что объяснил аудитории, почему у нас происходит то, что происходит. Он предложил посмотреть на внутреннюю ситуацию в стране и сказал, что когда Беларусь приобрела суверенитет, мы оказались в сложной ситуации распада Советского Союза.

— Я до сих пор помню те времена: средняя зарплата составляла где-то 15−20 долларов, фактически ее хватало только на еду, и то очень скромно, — заявил Савиных.

По его мнению, когда нам нужно было выходить из разрухи и нищеты, тогда нам нужна была очень сильная административная вертикаль, руководитель государства с очень серьезными полномочиями.

 Президентская власть сильно укрепилась в 1996 году, и мы двинулись в этом направлении, сразу же встретив сопротивление во внешней среде. Тем не менее этот этап был завершен достаточно успешно, и в какой-то момент мы вышли на стабилизацию и даже на определенный устойчивый рост и поступательное развитие нашей страны. Но как только это осуществилось, встал другой вопрос, и вот это очень важно понимать: в истории и в социальном развитии нет вообще ничего постоянного, то есть фактически идут постоянные изменения социальной, политической структуры общества, внешней среды, и это значит, что постоянно должна меняться и модель управления страной, и по сути дела все институты должны адаптироваться к постоянно изменяющимся обстоятельствам. Это, наверное, требование времени, которое мы на каком-то этапе просто-напросто начали игнорировать. В результате какие диспропорции стали возникать в белорусском обществе? С одной стороны, общество стало жить гораздо богаче, зажиточнее, появился достаток. В принципе начали развиваться новые отрасли, которых до того не существовало в белорусской экономике, очень сильно развивалась сфера услуг, фактически появились отрасли, которые целиком и полностью состояли из частных предприятий, я говорю об ИТ-секторе. Давайте посмотрим более внимательно: фактически сфера торговли стала частной. Сфера бытовых услуг, может, за исключением домов быта, стала частной. Транспортные услуги в основном сейчас оказываются не государственными, а частными предприятиями. Структура общества серьезно изменилась, но главный ответ на то, как все-таки соотносится общественное и частное, как будут гармонизированы интересы общества и личности, как общество и государство от имени общества защищает частную собственность — ответы на эти вопросы, к сожалению, даны не были. И так постепенно этот разрыв увеличивался, что по большому счету у нас сегодня в частном секторе работают около 50% работников, плюс-минус. Я даю примерные цифры. А это означает, что та система государственного правления, которая была хороша на этапе борьбы с кризисом, уже перестает отвечать потребностям экономического, политического и социального развития.

Читайте также: СМИ России: «Не совсем прилично иметь дело с «главой государства», который боится собственной инаугурации»

По мнению Савиных, сегодня в стране нет инструментов, через которые разные социальные группы могли бы выражать свои интересы.

— У нас нет механизмов балансировки интересов социальных групп, у нас фактически реализуется социальная политика в интересах большинства народа, но при этом часть социальных групп, каждый в своей сфере, чувствует себя в чем-то обделенными либо чувствуют себя недостаточно привлеченными к решению вопросов, связанных с обустройством власти в Беларуси.

По мнению Савиных, социальные диспропорции в Беларуси уже не исчезнут и все сильнее будут давить на общественные институты начиная от государственной вертикали власти — президента, Совета министров, парламента.

— Вот сейчас идет обращение к парламенту с просьбой провести дискуссию по наиболее важным политическим моментам и аспектам, волнующим белорусское общество, говорится даже о том, что парламент должен вмешаться в работу исполнительной власти для урегулирования возникших проблем. Но если сейчас открыть наши базовые законы, включая Конституцию, то становится очевидным один очень интересный факт: с 1996 года парламент перестал быть политическим институтом, парламент в настоящий момент стал законодательным институтом.

Савиных уверен, что политическая структура общества в Беларуси сегодня не соответствует запросам, которые в нем возникли. Чтобы консолидировать белорусское общество сегодня надо перераспределить полномочия между тремя ветвями власти, необходим баланс между интересами общества, государства и личности. И достичь этого, по мнению Савиных, можно через политические реформы, на которые есть полгода-год. Потом, по словам Савиных, проводить их «будет сложнее и напряженнее».

 

Петровский: «Белорусская модель системы управления продемонстрировала, что может отбиваться от цветных псевдореволюций»

Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси Петр Петровский рассказал, что такое социальное государство на примере Беларуси.

Фото: "Наша Ніва"
Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси Петр ПЕТРОВСКИЙ. Фото: «Наша Ніва»

— В Беларуси социальное государство имеет особенности. Наше социальное государство появилось из трансформации из социалистического государства в современное. В социалистическом отсутствовала форма частной собственности, социальные услуги полностью перераспределялись государством. Еще при советской власти в 1989 году у нас произошла легализация частной собственности, создавались кооперативы, и перед новым руководством страны в 1994 году встал вопрос: что делать? У нас есть частная собственность, господствующая стратегическая государственная собственность и, с третьей стороны, у нас имеется огромный пакет социальных услуг — льготное жилье, бюджетные медицина и образование, большой пакет социальных обеспечений на госпредприятиях, — сказал Петровский.

По его словам, было несколько вариантов того, как развиваться дальше. Первый — минимизация государства в экономике и приватизация. Второй вариант — попытка возвратиться в соцреальность и ликвидировать модель частных собственников. В Беларуси, заявил Петровский, выбрали третий вариант: государство сохраняет различные формы собственности, но при этом организовывает максимально собственное регулирование экономики и обеспечения соцуслуг.

Тем не менее количество людей, работающих в частном секторе, в Беларуси росло. В 2000 году, по словам Петровского, около 55% людей работали в госсекторе, но в результате модернизации и автоматизации производств, уменьшения числа госслужащих и роста частного сектора в 2019 году в госсекторе экономике уже было занято 39% населения, в частном — 60%, 1% — в секторе иностранной формы собственности.

Читайте также: Образы перемен от брестской художницы Анны Редько, или Почему «в утробе автозака рождается гражданин»

Вспомнил эксперт и программу Светланы Тихановской: по его мнению, она направлена «на ликвидацию социального государства, шоковую терапию, неолиберальные реформы и тотальную приватизацию».

— Нам это выгодно? Не думаю. Это фактически может привести к разбалансировке сил. Когда государство не регулирует экономику, тогда ее будут регулировать другие. Можно говорить про веру в невидимую руку рынка, однако эта невидимая рука оказывается рукой кого-то. И в результате мы видим региональную разбалансировку страны, разбалансировку между доходами социальных групп, что в конечном итоге будет выводиться в претензии на власть. Возникает вопрос: нужна ли нам эта ломка? На мой взгляд, нет. И те конституционные реформы, которые мы хотим проводить, должны проходить очень тонко и бережно, понимая, что белорусская модель системы управления, которая описана и задокументирована в Конституции 1996 года, продемонстрировала, что может отбиваться от цветных псевдореволюций, — отметил Петровский.

По его мнению, Беларусь — ведущее в мире социально ориентированное государство, которое должно сохранить монолитность вертикали власти и использовать в плане улучшения системы управления опыт России и Китая.

 

Лазуткин: «Это не голодный бунт, это бунт людей сытых, обеспеченных»

Последний спикер семинара — политолог Андрей Лазуткин. Ранее «Наша Ніва» писала, что он — автор повести «Полигон». В основе повести — альтернативная история о жизни в комиссариате «Остланд» после победы немцев над Сталинградом. Интеллигенцию возмутило, что отрицательным персонажам «Полигона» в уста вложен белорусский язык. На сайте Коммунистической партии Беларуси Лазуткин упоминается как ответственный секретарь, ранее также появлялась информация, что он работает в пресс-службе Минобразования.

Фото: сайт Коммунистической партии Беларуси
Андрей Лазуткин. Фото: сайт Коммунистической партии Беларуси

Лазуткин начал с того, что сказал, что у любой цветной революции задача — противодействовать силовому блоку.

— Для этого велась определенная подготовительная работа. Что мы можем отметить? Во-первых, телеграм-канал NEXTA, который был создан примерно два года назад и изначально работал чисто по сфере МВД. То есть была задача максимально, во-первых, дискредитировать милицию, во-вторых, получить там свои определенные источники и таким образом публиковать внутреннюю информацию. За два года они пришли к тому, что накануне выборов проводилась кампания, когда они призывали сотрудников к переходу на сторону протестующих. Для этого подбрасывались разного рода фейки, но это была только одна сторона этой работы. То, что мы видели примерно за месяц до выборов, это подготовка активной фазы боевых протестов, которые проходили с 9 по 11 августа. Противники цветных революций и сторонники часто обсуждают методички — есть они на самом деле или нет их. И безусловно, в нашем случае такая методичка была, она координировала действия именно боевиков, назовем их так, это так называемая инструкция «Багратион».

Читайте также: Бывший сотрудник силовых структур: Приятно, что общество просыпается, население превращается в народ, формируется нация

По словам Лазуткина, это файл примерно на 800 страниц, 100 из которых занимала тактика протестных действий.

— Там подробно рассказывалось, как действует милиция, как противодействовать тактике позиционного боя, как координировать людей в условиях отсутствия интернета, как изготавливать разного рода пиротехнику из подручных средств, как делать зажигательные смеси, вы, кстати, видели, как они активно применялись и разного рода такие чисто практические аспекты. Кроме основной инструкции были еще инструкции, которые распространялись по более специализированным каналам. Там шел вопрос об изготовлении взрывчатки и другие моменты. Конечно, в это время страна следила не за этим, а за гастролями легального штаба кандидата, тогда выступала Тихановская. Но в то же время велась подготовка боевых столкновений, — утверждает спикер.

По словам Лазуткина, на акции протеста «выходили люди с судимостями, рецидивисты, закоренелые уголовники».

— В инструкции была заявлена цель — штурм Дворца независимости, но провокации не могут быть полностью доведены, потому что координировать штурм в условиях отключенного интернета, провести какую-то активную перегруппировку в городе — все это невозможно. Реальность такова, что задача боевой фазы протеста была не в том, чтобы занять штурмом какие-то здания, нужна была кровь и жертвы, и желательно чем больше, тем лучше, — заявил он.

Затем, по его словам, началась вторая, мирная фаза революции, а сейчас идет третья фаза — народных гуляний.

— Кто выходит протестовать? Если мы посмотрим первые дни, когда были задержания, как ни странно среди них доминировала группа айтишников. Но как так получилось? Вроде люди, которые имеют высокие зарплаты, часто имеют загранпоездки, которые в принципе имеют достаточно высокий статус в обществе. Президент по этому поводу в день голосования сказал, что мы имеем своего рода небольшую буржуазную революцию. По сути, в нашей экономике как таковых крупных частных групп нет. И когда благодаря ПВТ оформился этот класс частных компаний и то же самое произошло в нашем банковском секторе — эти две социальные группы выступили таким мотором революционных перемен. Это не голодный бунт, это бунт людей сытых, обеспеченных, как это, например, было в России во время Болотной площади, — заявил Лазуткин.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.