Прислать новость
  • -1 °C
    Погода в Бресте

    -1 °C

  • 2.4824
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4824
    EURO2.5908
    100 RUB3.9373

Шрайбман, Лукашенко, санкции, власти, Украина, война, Брестская газета

Почему никто не устраивает госпереворот? Шрайбман: «У российской элиты явно больше оснований для тревоги»

11.11.2022 06:15

В сегодняшней Беларуси и России единственный формальный путь к смене лидера — импичмент. Но это очень сложная забюрократизированная процедура.

Почти с самого начала войны идут разговоры о том, что определенные группировки во власти России могут «снести» Путина. О возможном сговоре номенклатуры против Лукашенко речь заходит реже, в проблемные периоды. Политический аналитик Артем Шрайбман рассказал на Youtube-канале «Зеркала», почему у элит не получается свергать таких правителей, как Путин и Лукашенко. 

Читайте также: Шрайбман — о Лукашенко: «Его картина мира формируется рапортами КГБ, разведок и всех, кто мыслит в такой же парадигме»

Реклама

Во-первых, по словам эксперта, правящая верхушка должна быть очень сильно недовольна тем, кого они собрались смещать. Они должны быть уверены, что продолжение правления этого человека обернется для страны и для них лично большими неприятностями, чем те риски, с которыми они столкнутся, если попробуют свергнуть его.

«Сегодня ни в России, ни в Беларуси нет четких признаков того, что приближенные и к Путину, и к Лукашенко думают так о своих лидерах. В Беларуси, кажется, сложилась и вовсе обратная ситуация. На самый верх попали люди, которые уверены, во-первых, что без Лукашенко их собственная судьба будет под большим вопросом, а во-вторых, что страна окажется чуть ли не в войне или под оккупацией». 

У российской элиты сегодня явно больше оснований для тревоги. Война идет явно не по тому сценарию, как ее задумывал Кремль. Понятного и не унизительного выхода из войны не видно. Насколько это понимают высшие силовики, 70-летние друзья Путина по работе в КГБ? Серьезных доказательств, что они считают ситуацию аховой, у нас нет. Даже если представить, что все всё понимают, в игру вступают очень серьезные организационные, технические препятствия на пути к такому перевороту.

«Мы уже не в Древнем Риме, чтобы можно было просто подбросить змею в кровать диктатора. Сегодня у них есть хорошая охрана. Для того, чтобы сместить сегодняшних тиранов, высшим чиновникам нужно определиться: это будет силовой сценарий или политический». 

Читайте также: «Решил подправить рухнувший рейтинг». Экономист объяснил, почему Лукашенко борется с ценами и к чему это приведет

Силовой сценарий означает, что в заговор нужно вовлекать генералов, обычно самых лояльных людей в системе. В российском случае это означает главу МВД или Росгвардии, главу ФСБ, главу Федеральной службы охраны и желательно главу Минобороны. Или хотя бы большинство из них. То, что на этих постах сегодня находятся еще большие «ястребы», чем Путин, не означает, что они в принципе не способны его предать. Но планка для предательства очень высокая.

«Россия, я осмелюсь предположить, очень настойчиво двигается в эту сторону, но пока еще явно находится не в этом месте». 

Политический вариант означает, что можно использовать существующие государственные институты внутри авторитарного режима, чтобы сместить его лидера.

Как это ни смешно сейчас звучит, но в Советском Союзе или фашистской Италии с этим было намного проще, потому что были коллективные органы управления, которые должны были формально регулярно переназначать лидеров на их посты.

Реклама

Это означает, что когда в элитах складывался заговор или консенсус по поводу того, что какой-то человек надоел, достаточно было подготовить заседание съезда или совета и избавиться от него прямым голосованием.

«В сегодняшней Беларуси и России режимы гораздо более персоналистские. В них нет коллективных органов управления, которые имели бы право свергнуть или отстранить от должности Путина или Лукашенко. Единственный формальный путь к этому — импичмент. Но как в России, так и в Беларуси это очень сложная забюрократизированная процедура, в которой участвуют органы из разных ветвей власти. Это сложно организовать так, чтобы лидер не стал этому противодействовать.

Читайте также: Наколол дров и высказал навязчивые мысли о власти. Карбалевич — о том, как Лукашенко отметил 7 ноября

И тут мы подходим к главному препятствию на пути любого номенклатурного переворота в сегодняшней России. Это атомизация, раздробленность политической элиты. Если у вас есть полдюжины следящих друг за другом спецслужб, конкуренция разных ведомств, недоверие и желание подсидеть друг друга, то организовать что-то похожее на заговор очень сложно. Каждый чиновник или генерал, который задумается об этом и решит поговорить об этой идее с каким-то из своих коллег, будет бояться, что этот коллега либо его сдаст, чтобы получить продвижение по службе, либо условная баня, в которой они будут это обсуждать, окажется на прослушке».

Все это резко повышает индивидуальные риски для каждого чиновника. В итоге они предпочитают пересидеть или сбежать, если это еще возможно. 

Многие делают ошибку, считая номенклатуру единым организмом с единым центром принятия решений и способностью проявлять коллективную волю. На самом деле и в Беларуси, и в России это не так. Должна наступить совершенно беспросветная ситуация, которая перевесит риски от попытки договориться о смене власти. Шрайбман считает, что Россия именно к такой ситуации и идет.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.