Прислать новость
  • 33 °C
    Погода в Бресте

    33 °C

  • 2.528
    Курс валюты в Бресте
    USD2.528
    EURO2.6616
    100 RUB4.7328

Околоолимпийские игры и «китайская грамота», или «О международных отношениях, вступающих в новую эпоху…»

06.02.2022 17:05 Си Цзинпин и Владимир Путин. Фото: rossaprimavera.ru. Источник фото

Никаких реальных союзов после переговоров Путина и Си Дзиньпиня не возникло и вряд ли возникнет. Однако российский лидер, пользуясь ситуацией, тролит Вашингтон.

На днях в Пекине стартовали XXIV зимние Олимпийские Игры – третьи за последние четыре годы в Юго-Восточной Азии (напомним, предыдущая белая Олимпиада проводилась в 2018-ом в корейском Пхеньчане, летняя – в августе прошлого года в Токио).

Насколько спорт может быть вне политики? Этот вопрос обсуждается всякий раз, когда проходят крупные международные соревнования. И всякий раз мир не получает на него однозначного ответа. Не стали исключением и эти Игры.

Реклама

Такая форма протеста части западного сообщества, как дипломатический бойкот, становится нынче довольно распространенной. Очевидно, что Запад протестует не столько против нарушения прав человека в Китае, сколько против усиления мощи и влияния этой страны на планете. Эдакое «донкихотство» в начале двадцать первого века.

В Пекине же подобного рода «фе» воспринимают весьма сдержанно: мол, это ваше право, мы не сильно обидимся, если к нам не приедут Байден и Джонсон. Руководство КНР ведь отлично понимает, что в Вашингтоне или Брюсселе могут относиться к Поднебесной как к стратегическому противнику и даже ненавидеть, но не считаться со страной, чья экономика составляет одну пятую от мировой, там наверняка уже не смогут.

Читайте также: «Бить надо первым», или Как путинская «уличная наука» может привести к появлению российского Токаева

Так что будьте добры если уж не любить, то жаловать. А пока вы будете думать, как с нами выстраивать отношения, мы, дескать, готовы поиграть в дружбу со своим северным соседом. По принципу «враг нашего врага есть наш друг».

Владимир Путин неплохо воспользовался этим западным бойкотом. В преддверии Игр он прибыл с визитом в Пекин и впервые за годы пандемии провел очные переговоры со своим китайским другом Си. По итогам этого рандеву оба лидера выпустили совместное заявление, которое с полным основанием можно назвать «китайской грамотой». Для тех, кто забыл точное определение этого русского фразеологизма, пожалуй, стоит напомнить: «китайская грамота» — некий набор слов, смысл которого абсолютно не доступен несведущему человеку.

В документе с пафосным названием «О международных отношениях, вступающих в новую эпоху, и глобальном устойчивом развитии» понятным является каждое слово и каждый абзац. Зато от понимания ускользает главное – общий смысл всей этой политической абракадабры.

Следует ли воспринимать совместное заявление двух лидеров как призыв за «все хорошее и против всего плохого?» Или среди пышных, но лишенных глубокого внутреннего содержания ритуальных фраз скрыто то, что является реально важным на фоне нынешнего беспрецедентного обострения отношений между РФ и Западом? Истина, скорее всего, находится где-то посередине. Но, похоже, что эта середина отнюдь не источает блеск сусального золота, которое так любят в Москве и в Пекине.

Вот типичный образец фразы из совместного меморандума: «Стороны обращаются ко всем государствам с призывом в интересах всеобщего благополучия укреплять диалог и взаимное доверие, углублять взаимопонимание, отстаивать такие общечеловеческие ценности, как мир, развитие, равенство, справедливость, демократия и свобода, уважать права народов на самостоятельный выбор пути развития своих стран, а также суверенитет и интересы государств в области безопасности и развития».

Подозреваю, что под этой фразой вполне мог бы подписаться еще один большой друг «императора» Си Дзиньпиня, обитающий в семистах километрах западнее от Москвы. Здесь, правда, с демократией и свободой как-то не очень складывается, особенно в последние полтора-два года. Но и в Китае, и в России они (демократия и свобода), мягко говоря, немного специфические, с восточным вектором.

Реклама

Читайте также: Осень патриарха уже наступила и в Минске, и в Москве. Прокрастинация Путина и Лукашенко не может длиться вечно

Да и это, по большому счету, неважно. Ведь если попытаться глубже вникнуть в суть сей «китайской грамоты» и перевести ее на русский язык, не дипломатический, а более понятный для широкого круга, становится очевидным: главное в этом документе все же не то, ЗА что выступают авторы, а то, ПРОТИВ чего (или кого) они готовы, во всяком случае, на словах, объединить усилия.

Читаем, например, следующее: «Некоторые силы, представляющие меньшинство на мировой арене, продолжают отстаивать односторонние подходы к решению международных проблем и прибегать к силовой политике, практикуют вмешательство во внутренние дела других государств, нанося ущерб их законным правам и интересам, провоцируют противоречия, разногласия и конфронтацию, препятствуют развитию и прогрессу человечества».

Ясно, что «под некоторыми силами» здесь подразумеваются США. Но точно ли Америка и ее союзники по НАТО представляет сейчас «меньшинство»? И имеет ли этот пассаж хоть какое-то прикладное политическое значение?

Еще одна загадка: «Стороны подтверждают, что российско-китайские межгосударственные отношения нового типа превосходят военно-политические союзы времен «холодной войны». Дружба между двумя странами не имеет границ, в сотрудничестве нет запретных зон, укрепление двустороннего стратегического взаимодействия не направлено против третьих стран, не подвержено влиянию изменчивой международной среды и ситуативных перемен в третьих странах».

Опять же, звучит красиво, идеологически выверено и… предельно непонятно. Что скрывается за формулировкой «межгосударственные отношения нового типа»? Чем именно они «превосходят военно-политические союзы времен «холодной войны»? И означает ли тезис про иммунитет новой «великой дружбы» по отношению к «ситуативным переменам в третьих странах» то, что китайские банки, например, не будут подчиняться нацеленным на Россию американским санкциям?

Читайте также:Кадыровщина по-белорусски – ситуация классического средневековья, когда законы для всех не равные, но разные

Откровенно говоря, сомнительно. Как говорил один из подписантов сего эпохального заявления, мухи отдельно, котлеты отдельно. То бишь, дружба дружбой, а денежки каждый волен считать, даже в стране с коммунистическим уклоном.

И вот еще один интересный поворот: «Китайская Сторона относится с пониманием и поддерживает выдвинутые Российской Федерацией предложения по формированию долгосрочных юридически обязательных гарантий безопасности в Европе».

Золотые слова, или позолоченные? Наверняка над включением этой фразы в итоговый вариант документа сильно потрудились в российском МИДе. Однако заметим: у термина «поддержка» есть много самых разных степеней. Та формулировка, которую которая попала в документ, скорее всего, означает следующее: китайская поддержка России в данный момент ее истории ближе к «сочувствию со стороны», нежели к каким-либо реальным действиям.

В крайнем случае, речь может идти о солидарном голосовании в Совбезе ООН, если там станут рассматривать очередную резолюцию против России. Но юридически Москва, обладающая правом вето, может заблокировать такую резолюцию даже в одиночку, не прибегая к помощи товарищей из Пекина. Так что здесь тоже больше пафоса, чем какого-то реального союзничества.

Конечно, есть вопросы, где между двумя странами действительно полное единение. Москва и Пекин против попыток пересмотра итогов Второй мировой войны. Замечательно.

«Россия и Китай, являющиеся мировыми державами с богатым культурным и историческим наследием, имеют глубокие традиции демократии» — менее замечательно или даже слегка комично. Кто именно, интересно, заложил эти «глубокие традиции демократии» — Сталин и Мао, китайские императоры или представители династии Романовых? Но да ладно. Будем считать, что в столь своеобразной форме Путин и Си выразили свой протест против американского желания насадить везде свою форму демократии.

Разумеется, нельзя строить общие заключения только на обильно процитированном выше документе. По-настоящему важным является то, что произошло на закрытой части встречи двух лидеров. Об этом мы не знаем и вряд ли скоро узнаем. Но в данный момент, полагаю, стоит признать: никаких реальных союзов после этих переговоров на высшем уровне не возникло и вряд ли возникнет.

Читайте также: Класковский: «Путин и Лукашенко понимают: если начнется война, то это чревато серьезными последствиями и для их власти»

Уж, тем более сложно представить, что вооруженные отряды китайской народной армии придут на помощь россиянам в борьбе «против американского желания насадить свою форму демократии» в Украине или где-то еще в Европе. Равно как и ответное участие росгвардейцев в «антитеррористической операции» в условном Тибете.

Так что речь скорее идет о союзнической риторике, нежели о каких-то конкретных действиях (даже гипотетически) в рамках совместного анти-западного проекта. Да и не думаю, откровенно говоря, что Пекину вообще выгоден такой проект. Упражняться в риторике и выказывать партнерам то, что они хотят услышать – это китайские товарищи любят и умеют делать.

Но когда речь заходит о деньгах и связанных с ними геополитических поворотах – дух коммунизма сразу куда-то улетучивается. И Китай предстает уже в роли страны с суперрыночной экономикой (что отчасти так и есть), действующей исключительно в интересах своего крупного бизнеса.

Для России же подписание Пекинской декларации – несомненно, дипломатическая победа. Скорее краткосрочная, чем долгосрочная. В скором времени все о ней забудут. Но сегодня – это такая очередная головоломка для Запада. Многие там уже в полном замешательстве, ибо совершенно на знают, чего ожидать от непредсказуемого московского режима по окончании пекинской олимпиады. Кто-то, возможно, даже пожалел о бойкоте: мол, надо было самим лететь и договариваться с Си.

Президент России Владимир Путин снова довел Вашингтон до бешенства, потому что никто не понимает, будет ли он нападать на Украину или нет. Такую позицию выразил обозреватель CNN. В материале агентства отмечается, что пока американцы беспокоятся о высокой инфляции и ежедневных сбоях из-за пандемии, российский лидер в очередной раз вынудил США говорить о «скрипучей сверхдержаве, находящейся в неумолимом упадке». По мнению автора статьи российский президент добился «восторженных» материалов в консервативных американских медиа, что «было бы немыслимо для любого советского лидера».

«И снова, как это было в конце прошлого века, члены Конгресса толпятся на тайных брифингах с американскими шпионскими службами, пытаясь выяснить, что задумал Кремль. Но в этом современном противостоянии Путин натравил республиканцев на республиканцев, поскольку между традиционными ястребами и популистами, поддерживающими Трампа, возникает раскол. Он заставил Белый дом обратить на себя внимание», – говорится в статье.

В общем, у страха глаза велики. Это с одной стороны. А с другой, стоит признать, что глава России весьма тонко играет на этих страхах, успешно подогревая интерес как к своей персоне, так и олицетворяемому с ней режиму. Хотя, почему-то вспоминается в этой связи давнее высказывание Джованни Бокаччо: «Угрозы – оружие тех, кто сам под угрозой». Почти семьсот лет прошло, а все еще актуально.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.