Прислать новость
  • 33 °C
    Погода в Бресте

    33 °C

  • 2.5235
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5235
    EURO2.663
    100 RUB4.9705

Российская военная техника

НЕвторжение в Украину 16 февраля: что это было и кто в это верил?

19.02.2022 06:15 © Photo : Минобороны Беларуси / Екатерина Янушевич. Источник фото

Почти никто из наших читателей не верил в наступление полномасштабной войны между Россией и Украиной, судя по результатам опросов.

«В Киеве пасмурно, ветер слегка северо-восточный, вероятность вторжения Путина 10-35%, ощущается как 95-146%», — шутят украинские соцсети. 

Еще в начале года среди украинских политологов назывался как самый вероятный тот сценарий, который и происходит сейчас — обострение на Донбассе и информационное «расшатывание». Называлась в качестве возможной попытка отрезать выход к морю. 

Реклама

Читайте также: Война поставлена на паузу, но «партия войны» все еще сохраняет шансы на успех

Как вышло так, что все говорили о войне, которая изначально была маловероятна?

«БГ» спросила у читателей в «Одноклассниках» и в телеграм-канале, верят ли они в будущую войну между Россией и Украиной.

Скриншот

Скриншот

В обоих случаях 90 и чуть больше процентов ответили, что войны не будет либо они не хотят об этом думать. Второй вариант тоже вряд ли говорит о том, что войну воспринимают как что-то вероятное. Иначе не думать бы не получилось.

Нашу аудиторию можно отнести в большинстве своем к протестной. Каким было бы распределение в других группах — сторонников власти и нейтралов — очень интересно, но неизвестно. Объяснить такие мнения можно в частности и тем, что никто из наших экспертов не говорил, что беларусам нужно собирать тревожные чемоданы, потому что ответные ракеты из Украины будут бить по аэродрому в Барановичах. Звучали мнения, что полномасштабная война маловероятна и невыгодна.

Откуда взялась дата 16 февраля?

Информация исходит, как утверждается, от Джо Байдена и официальных лиц США. Между тем проверить источники крайне сложно: дороги сходятся к изданию Politico, но создается впечатление, что политики и СМИ «путаются в показаниях». Что не может не создавать лишнюю тревогу. И тут стоит задать исконно беларуский вопрос: «А можа, так і трэба?» Может, это как раз нужный эффект?

Реклама

Судя по рекомендации гражданам США и ряда европейских стран покинуть Украину и выезде из Киева дипломатов можно считать, что в нападение поверил в первую очередь Запад. Это тоже обыгрывал в шутках украинский интернет: мол, в 2014 году украинцам было страшно, а Западу все равно, а теперь наоборот.

Если считать, что это и было целью России, чтобы принудить Киев к реализации Минских договоренностей в российской трактовке, то геополитическая игра выглядит шизофренически запутанно: Россия убеждает Запад, что она нападет (но так, чтобы на Западе думали, что узнали сами), чтобы Запад убедил Украину, что Россия нападет, чтобы Украина пошла на выгодные России условия и чтобы представить Запад пропагандирующим войну, чтобы очернить миролюбивую Россию. 

Субъект или объект

Что в этом информационном шуме можно увидеть достаточно ясно, во всей сермяжной правде, так это то, какую роль играем мы и наши ближайшие соседи в мировой политике. О России говорить излишне: она мировой игрок и сейчас ведет большую игру по переформатированию отношений в треугольнике «Москва — Вашингтон — Пекин». Украина хоть и не сходила с мировой повестки, но, к сожалению, в основном в роли «делимого куска», объекта, а не субъекта. Хотя можно сказать, что в этот раз для влияния на Украину России пришлось поднять на уши всю Европу, а в 2014-м вполне без этого обходилось, кто помнит шапкозакидательское настроение широких российских масс. Хотя бы что-то.

Что сказать про Беларусь? Даже в качестве плацдарма для возможного нападения России она привлекла очень скудное внимание. Это состояние, переводя на банальный язык, когда ты нашкодил, а тебе даже подзатыльник не дали. С мигрантским кризисом было успешнее. Из всего связанного с Беларусью чаще всего звучала, наверное, фраза «Минские договоренности». Вот это был в свое время долгосрочный вклад в геополитику, даже несмотря на невкусные бутерброды во Дворце Республики. 

Читайте также: Эксперты — об обсуждении белорусских вопросов на встрече Макрона и Путина: «Разговаривать с Лукашенко смысла нет»

Привлекать внимание в качестве действующего субъекта минскому режиму все тяжелее и тяжелее. В расход идут огромные запасы конфронтационного топлива, а выхлоп мизерный.

Для Украины эта ситуация стала своего рода разочарованием в Западе, что, в принципе, не ново. Украина имеет дело с Западом намного теснее, чем мы, и уже прошла определенные этапы притирок и понимания, что радужная картинка может не совпадать с реальностью, и что наши представления о Западе не всегда есть Запад.

День невторжения как государственный праздник

Когда беларуские власти в прошлом году назначили Днем народного единства 17 сентября — дату вторжения советской армии в Польшу, связанного с пактом Молотова-Риббентропа — это выглядело странно. Но тот факт, что Владимир Зеленский объявил день несостоявшегося российского вторжения Днем Единения Украины и издал указ о введении праздника (при том, что есть День соборности Украины), заставил испытать похожие чувства. Хоть и в другом ключе.

«Написана новая страница мировой истории. Когда публично и торжественно нас убеждают в том, что полное отсутствие события — это и есть великое событие, — пишет украинский философ Андрей Баумейстер. — И в честь этого великого «несобытия»:

— президент Байден произносит торжественную речь в стиле Черчилля (как если бы событие уже произошло или вот-сейчас уже происходит на наших глазах), 

— президент Зеленский объявляет День национального единения, 

— а спикер российского МИД Мария Захарова провозглашает день провала западной пропаганды войны. 

Итак, ничего не произошло, но: 

— коллективный Запад объединился и убедительно показал свою солидарность и приверженность демократии, 

— украинский народ объединился, 

— провалилась в Тартар западная пропаганда войны. 

И все в тот же самый день, когда ничего не произошло. А вы говорите, что верить в чудеса — это детское занятие. Нас ждет еще больше чудес. Надо только в них верить».

Если в 2014 году люди старшего поколения говорили, что такой информационной войны не было со времен Брежнева, то теперь можно быть уверенным: таких информационных пузырей в истории еще не умели надувать. Построение виртуальной реальности в политике достигло нового уровня. Можно сказать, что средства виртуального развлечения вроде игр и сериалов вышли из-под контроля и стали воплощаться в жизнь. Об этом уже шутили пару лет назад: мол, в 2019 году вышел из-под контроля сериал «Слуга народа», в 2020 — «Чернобыль». Боюсь спросить, какой следующий: «Игра престолов» или «Игра в кальмара»?

Читайте также: Эксперт: «Реальная война, конечно, Лукашенко не нужна, потому что это цинковые гробы, этого даже ябатьки не поймут»

Между тем нужно сказать, что после случившегося невторжения в Украину легче не задышалось. Буквально вечером в пятницу поступила информация о новых сроках вторжения в ближайшие дни, которые назвал Байден во время своего обращения, транслированного Белым Домом. Как видите, даже вечером в пятницу нам не дают расслабляться. Кроме того, резко обострилась ситуация на Донбассе. А Украинский институт будущего на следующей неделе обещает опубликовать результаты исследования, проведенного, внимание, в России, на вечную тему «Хотят ли русские войны». Будем следить.  

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.