Прислать новость
  • 30 °C
    Погода в Бресте

    30 °C

  • 2.5235
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5235
    EURO2.663
    100 RUB4.9705

Нефтепровод

«Нет консенсуса насчет целей Запада». Что получит и что потеряет Беларусь от шестого пакета санкций Евросоюза

01.06.2022 06:15 Фото носит иллюстративный характер. Источник фото

Исключение из-под санкций импорта нефти через трубопроводы было сделано не не из расчетов, сколько на этом зарабатывает Лукашенко.

Хорошо или плохо, что ЕС не запретил импорт нефти через трубопровод, который идет через Беларусь? Как шестой пакет санкций ЕС затрагивает Беларусь? Правда ли, что в ЕС против самых жестких санкций относительно России только лоббисты Путина и «полезные идиоты»? Какие стратегические цели ставит перед собой Евросоюз относительно войны России в Украине, в которую он ангажирован через санкции и помощь Украине?

Читайте также: Власти признали, что санкции больно бьют по экономике. Эксперт: «Единственный выход — избавляться от рабочей силы»

Реклама

На эти вопросы на канале «Свабода Premium» отвечает директор международного аналитического центра GLOBSEC Policy Institute Елена Кудько

Саммит Евросоюза согласовал шестой пакет санкций в связи с войной России против Украины.

Пакет предусматривает:

  • частичное эмбарго на поставки российской нефти (более ⅔ поставок);
  • отключение «Сбербанка» от SWIFT;
  • запрет трех российских государственных медиа в странах Евросоюза;
  • расширение персональных санкций за поддержку войны против Украины.

— Под нефтяное эмбарго не подпал импорт нефти из РФ через трубопроводы. Это значит, под них не подпадает и транзит российской нефти через Беларусь. Это хорошо или плохо? Заработают свои деньги беларуские работники, которые обслуживают ту самую трубу, бюджет получит деньги. С дргой стороны, за эти деньги профинансируют ГУБОПиК и другие карательные органы беларуского государства. 

— Вопрос Беларуси не был главным в подсчетах политиков ЕС. Исключение из-под санкций импорта через трубопроводы было сделано не ради Беларуси, не из расчетов, сколько на этом зарабатывает Лукашенко, а с учетом позиций в первую очередь Венгрии, но также Словакии и Чехии. 

Для Беларуси этот источник дохода в итоге сохранился. Хотя стоит учитывать, что Польша и Германия не будут импортировать и трубопроводную нефть. Поэтому есть подсчеты, что до конца года ЕС откажется от 90% российского импорта нефти.

— Предыдущие евросоюзовские пакеты санкций за войну касались Беларуси напрямую, как государства-соучастника агрессии. А в последнем, шестом, Беларуси, кажется, нет. Так ли это?

— Кажется, напрямую нет. Но Беларуси достается из-за того, что задеты российские интересы. Когда ухудшается положение в России, то это по определению означает, что ухудшается положение и в Беларуси. 

Читайте также: Саммит ЕАЭС: «Лукашенко пытается переложить проблемы на плечи партнеров: каждому по санкции — и самому легче»

Реклама

— Шестой пакет санкций обсуждали месяц. Предыдущие пять пакетов санкций за войну принимались значительно быстрее. Свидетельствует ли такое долгое обсуждение о том, что с единством в ЕС есть проблемы?

— Понятно, с единством в ЕС есть проблемы. Но важно отметить, что поддержка Украины не снижается. Все то, что было введено в смысле санкций, сохраняется и еще усиляется. Одновременно увеличивается финансовая и военно-техническая поддержка Украины, поддержка беженцев. 

Но темп поддержки замедляется. И это по понятным причинам. Первые санкции, которые вводились за войну, были проще и менее болезненны. Вначале было много вариантов, как их наложить, и были варианты санкций, от которых России будет больно, а Евросоюзу — нет. Однако с каждым разом становится все более сложно найти такие санкции, от которых России будет очень больно, а ЕС — не очень. 

Все страны просчитывают, насколько от тех или иных санкций пострадает РФ, а насколько — они. Экономический провал Евросоюза никак не поможет Украине выиграть эту войну.

У ЕС есть проблема обеспечения энергоносителями, проблема инфляции. И от этого зависит, каким будет следующий пакет санкций. 

— Алесь Чайчиц в блоге на сайте «Свабоды» написал, что «настроения на Западе относительно поддержки Украины и готовности к финансовым жертвам ради этого начинают шататься, в том числе силами кремлевских лоббистов и «полезных идиотов». 

Предложения о самых жестких санкциях в отношении РФ не проходят только по причине наличия кремлевских лоббистов и «полезных идиотов»?

— Я бы с этим не согласилась. Понятно, Путину на руку то, что страны ЕС не могут договориться. Но не обязательно причина только в кремлевских лоббистах и «полезных идиотах». В некоторых странах ЕС ситуация не очень стабильная. Что было бы, если бы недавние выборы во Франции выиграл не Макрон, а Ле Пен? Думаю, что повестка дня ЕС существенно изменилась бы. 

Многое зависит от политической и экономической ситуации в той или иной стране. Некоторые эксперты не берут во внимание то, что ЕС вынужден заниматься не только ситуацией в Европе, но и во всем мире. В первый день саммита ЕС главным вопросом были санкции против России, а сегодня (31 мая. — Ред.) пришли африканцы и говорят — у вас война и санкции, а у нас голод начинается, потому что останавливаются поставки зерна. 

И ЕС должен искать пути решения этих вопросов тоже.

— Есть ли подсчеты, сколько будет стоить Европе нефтяной компонент шестого пакета санкций — отказ от двух третей российского нефтяного импорта? Насколько будет дороже импорт нефти из других стран, какой будет цена изменения логистики поставок?

— Я эти расчеты не видела. Но однозначно тут подсчитать сложно. Неизвестно, повысят ли цену нефти страны ОРЕС.

— А на том самом саммите ЕС или в политических дискуссиях в отдельных странах ЕС политики оперируют ценой санкций? Скажем, в Словакии, где вы живете.

— В дискуссиях конкретные цифры не называются. Я думаю, их невозможно назвать. Политики говорят, что это будет сложно, но не называют конкретные цифры. Никто не знает, какой будет ситуация на рынке нефти, никто не знает, какой будет инфляция. В Словакии литр бензина стоит 2 евро. А в соседней Венгрии — 1 евро. Понятно, что словаки будут спрашивать: зачем санкции, если в Венгрии жизнь лучше?

— На недавнем Давосском экономическом форуме бывший госсекретарь США Генри Киссинджер призвал Запад остановить попытки «нанести сокрушительное поражение» российским войскам в Украине.

Он считает, что эти попытки будут иметь катастрофические последствия для долгосрочной стабильности в Европе. 

Независимо от ответов, которые дает сам Киссинджер, достойна внимания постановка вопроса — какие цели ставит перед собой Запад, вводя санкции в отношении России и помогая Украине. 

Обсуждалась ли на саммите ЕС эта проблема стратегических целей войны?

— Не думаю, что на этом саммите этот вопрос обсуждался. Сегодня (31 мая. — Ред.) они обсуждают обороноспособность ЕС. 

Вообще нет консенсуса насчет целей Запада в связи с этой войной. Цель — сохранить международный порядок, в котором большие страны не могут так просто напасть на соседнюю страну и аннексировать ее территорию. 

Чтобы этого достичь, нужна какая-то победа Украины и поражение России. Но насчет того, что означает такая победа и такое поражение, тоже нет консенсуса. 

Некоторые надеются на развал России. Другие этого опасаются и считают, что это еще ухудшит ситуацию. 

Читайте также: О шансах на «худой мир», или Можно ли вести переговоры с крокодилом, когда он ест твою ногу?

Насчет чего есть консенсус — что Запад должен продолжать и наращивать поставки вооружений Украине, поддерживать Украину финансово. 

Может ли Россия проигать? Большинство думает, что это будет не так легко. 

— Россия может проиграть, как она проиграла, скажем, войну с Японией в 1905 году, не достигнув своих целей войны и потеряв фактически только половину Сахалина — территорию на далекой окраине. Но можно проиграть и так, как проиграла Германия в 1945 году — с безоговорочной капитуляцией и оккупацией страны. Когда говорится о поражении России в нынешней войне — это о поражении как Россия в 1905-м или как Германия в 1945-м?

— Скорее всего 1945 года не будет. Если Россия проиграет, то большая вероятность, что это будет такое же поражение, как в российско-японской войне начала ХХ века. Это не будет однозначное поражение, которое Путин сможет попытаться дома интерпретировать совсем по-другому. 

На Западе есть мнение, что если Путин потратит много ресурсов на эту войну — человеческих, финансовых, технологических, то это лишит его возможности и отобьет желание начать в скором времени новую войну еще где-нибудь. 

— Возвращаясь к санкциям: определенная сдержанность в санкциях — не результат ли это неопределенности с целями войны для Запада? Средства и цели обычно соизмеряются. Если цель такая, что она должна быть достигнута любой ценой, то вопрос цены санкций для тех, кто их вводит, отпадает. Если же цель другая, то и соотношения ее и средств ее достижения другие.

— Безусловно, связь стратегических целей и средств их достижения есть. Все, что сейчас происходит, — это большой эксперимент. Невозможно сказать, что мы введем санкции, мы выиграем эту войну, и Россия развалится. Все хорошо знают, что целиком изолировать Россию не получится, потому что есть Китай, есть ряд других стран мира, которые не собираются участвовать в ее изоляции. Даже если стратегические цели будут сформулированы, средства будут меняться в зависимости и от ситуации на поле боя, и от ситуации в мире в целом. 

Читайте также: «Антанта ХХI века». Джонсон предложил Зеленскому создать новый альянс как альтернативу Евросоюзу

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.