Прислать новость
  • 21 °C
    Погода в Бресте

    21 °C

  • 2.5221
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5221
    EURO2.6617
    100 RUB4.7379

Непреодолимый разрыв. Как Лукашенко пытается помириться с Западом с начала своего участия в военной агрессии

25.05.2022 06:15 . Источник фото

Лукашенко посылает Западу сигналы о готовности нормализовать отношения. Но привязка к Кремлю и зависимость от репрессий их обесценивают.

Официальный Минск присылает Западу сигналы о своем стремлении нормализовать отношения, но необходимость демонстрировать лояльностью Кремлю и нежелание отказаться от репрессий эти сигналы обесценивают. О попытках режима помириться с Западом с начала российского вторжения в Украину рассказывает «Белсат». 

Читайте также: Шрайбман — о Лукашенко: «Если нужно будет искать пределы своей автономии и отстраниться от России, он это сделает»

Реклама

23 мая государственные СМИ опубликовали письмо Александра Лукашенко к генеральному секретарю ООН Антонью Гутерришу. В нем Лукашенко пытается убедить Гутерриша, что Беларусь не является агрессором (в отношении Украины) и предателем (в отношении России), а всегда выступала за мир. В письме в целом излагается кремлевский взгляд на войну в Украине: ответственность за конфликт возлагается на западные страны, а первоочередным средством деэскалации называется прекращение поставок оружия (имеются в виду поставки в Украину) и противостояние ограничениям в торговле (намек на санкции).

В письме Лукашенко говорит о том, что генсек ООН мог бы посодействовать мирному урегулированию российско-украинского конфликта. Причем сделать это, по мнению Лукашенко, можно при помощи глобального переговорного процесса с участием всех ведущих мировых игроков. Результатом этого процесса должны стать «ясные и прозрачные договоренности о правилах нового мирового порядка».

Далее Лукашенко говорит о том, что Беларусь открыта к широкому взаимодействию со всеми государствами, интеграционными структурами и международными организациями.

«Беларусь готова к прямым встречам и любой другой работе с каждой заинтересованной стороной, чтобы обеспечить мир и возможности жизни и развития для будущих поколений!»

Несмотря на туманные формулировки, основной месседж Лукашенко в письме очень прозрачен: он хочет избавиться от репутации сообщника агрессивной войны против Украины и выйти из международной изоляции. Именно поэтому декларируется готовность «к прямым встречам и любой другой работе».

Калийно-зерновая сделка

Интересно, что текст письма был опубликован 23 мая. Но, по информации БелТА, представитель Беларуси в ООН Валентин Рыбаков передал Антонью Гутерришу документ еще 18 мая. Эти даты наверняка совсем не случайны.

Если верить БелТА, Рыбаков встретился с Гутерришем накануне заседания Совета Безопасности ООН, посвященного продовольственному кризису. В центре дискуссии стоял вопрос экспорта украинского зерна, которое в результате российской агрессии осталось заблокированным. В начале мая Гутерриш уже высказывал мнение, что для решения проблемы продовольственной безопасности нужна реинтеграция на мировой рынок удобрений из Беларуси и РФ. Представитель Беларуси Рыбаков 19 мая во время выступления в ООН заявил, что отказ от санкций будет важным шагом на пути обеспечения международной продовольственной безопасности.

20 мая The Wall Street Journal сообщила, что в Совбезе ООН решили рассмотреть возможность железнодорожного транзита украинского зерна через Беларусь. По информации издания, власти США предлагают приостановить на полгода санкции против беларуского калийного сектора, если Минск согласится на такой транзит. 

Реклама

Идея заключается в транспортировке зерна из Украины железной дорогой через Беларусь к порту в Клайпеде (Литва). При этом из статьи не ясно, будет ли разрешение на транзит зерна единственным условием снятия калийных санкций или есть и дополнительные требования.

Читайте также: Эксперты: «Лукашенко подфартило: американское предложение дает возможность вернуться за стол переговоров с Западом»

Белый дом на публикацию The Wall Street Journal никак не отреагировал – то есть не опроверг и не подтвердил. Официальный Киев и страны ЕС также хранят молчание. Зато беларуские демократические силы идею сделки жестко раскритиковали.

Только после появления публикации The Wall Street Journal официальный Минск распространил информацию о встрече Рыбакова и Гутерриша, в ходе которой генеральному секретарю передали письмо Лукашенко. В том числе, как сообщили в МИД, на встрече обсуждался вопрос санкционного давления. Пресс-релиз МИД был очень коротким, ничего из-за содержания послания Лукашенко там не говорилось. Но 23 мая письмо было опубликовано.

Можно только догадываться, чем объясняется такая пауза. Но обращает на себя внимание тот факт, что публикация письма состоялась перед началом переговоров Лукашенко и Путина в Сочи. Нельзя исключать, что таким образом официальный Минск хотел лишиться любых подозрений по поводу возможных сепаратных договоренностей с Западом и показать, что в письме в ООН Лукашенко фактически отстаивает путинские идеи по «новому мировому порядку».

Неудачная попытка Макея

За последнее время это не первая попытка установить контакт с Западом для нормализации отношений и ослабления санкционного давления.

На фоне провала российского блицкрига в Украине и ухудшения международной обстановки для России Лукашенко изменил свою риторику с откровенно агрессивной на более миролюбивую. Официальный Минск стал присылать Западу осторожные сигналы, что он готов мириться.

Во время заседания Совета безопасности 7 апреля Лукашенко заявил, что Беларусь «бездоказательно и безосновательно» была объявлена «пособником агрессора» и заявил о важности «точечной дипломатии». 

По информации Павла Латушко, на закрытой части заседания Лукашенко поставил задачу КГБ наладить контакты с коллегами из европейских стран и дал поручение Владимиру Макею восстановить отношения с внешнеполитическими ведомствами западных стран.

Через неделю после совещания в СМИ попала информация о том, что Макей направил европейским дипломатам письмо, в котором призвал Евросоюз к диалогу (правда, из фотокопии письма следует, что оно было написано все же до заседания лукашенковского Совета Безопасности). Макей в письме утверждал, что Беларусь не ангажирована в боевые действия в Украине и не будет втянута в войну. Он констатировал, что в отношениях Минска и Брюсселя наблюдается почти «ледниковый период», а это не в интересах Европы. Макей призвал отказаться от «обвинений и ярлыков, запальчивой риторики и односторонних ограничительных мер и пересмотреть парадигму, которая определит будущее отношений Беларуси и ЕС».

Одновременно произошло несколько событий, которые можно расценить как демонстрацию официальным Минском своей готовности налаживать отношения с Западом. 14 апреля Беларусь объявила о введении безвизового режима для граждан Литвы и Латвии. А еще раньше, в марте, на свободу вышли шесть фигурантов дела TUT.by, а председателя Союза поляков Беларуси Анжелику Борис перевели из следственного изолятора под домашний арест.

Более того, вскоре после публикации письма Макея появились слухи о каких-то тайных переговорах о смягчении санкций, которые якобы вел экс-министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов. Речь шла о сделке: освобождении 300 политзаключенных в обмен на восстановление калийного транзита через порт Клайпеды. Правда, подтверждения самого факта таких переговоров до сих пор нет.

Публичной реакции Брюсселя на это письмо Макея не последовало. Но сам факт того, что конфиденциальный документ попал в СМИ, свидетельствует о том, что европейские дипломаты скептически отнеслись к обращению Макея и не видят в этой инициативе перспектив.

Читайте также: Макей прислал в Брюссель письмо. Эксперты: «По сути, публикация письма в открытом доступе — и есть ответ Евросоюза»

Позже в МИД Беларуси заявили, что иллюзий на этот счет не питали, но от некоторых дипломатов реакция была – «может, не позитивная, но точно конструктивная». «То есть некоторые люди сигнал восприняли», – заверили в ведомстве. Правда, по факту эта «конструктивная» реакция некоторых дипломатов последствий не имела.

В конце апреле «Наша Нива» на условиях анонимности опубликовала высказывание европейского дипломата, который утверждал: если Лукашенко хочет переломить негативную атмосферу в Брюсселе, он должен сделать явный жест в адрес собственного общества. По словам дипломата, Лукашенко должен освободить минимум тысячу политзаключенных, а также вывести с территории Беларуси российские войска (или по крайней мере гарантировать, что по Украине больше не будет наноситься ударов). Хотя и это, как заявил дипломат, не приведет к автоматическому снятию санкций: «полностью же санкции с лукашистов будут сняты только в случае, если Александр Лукашенко договорится с гражданским обществом страны о демократических переменах», – отметил он.

Политика прямых противоречий

Письмо Лукашенко и письмо Макея объединяет одно принципиальное обстоятельство: беларуские власти ничего не предлагают взамен на «нормализацию» отношений и ослабление санкций. Они просто предлагают поверить, что они не имеют отношения к агрессии против Украины и пытаются убедить Запад, что санкции это плохо.

Причем одновременно делаются абсолютно противоположные по смыслу заявления. «Дело наше справедливое, и рано или поздно мы все равно победим»,заявил Лукашенко во время переговоров с Путиным в Сочи, подытоживая обсуждение ситуации в Украине. Хотя сама формулировка о «Нашем деле» напрямую противоречит заверениям в том, что Беларусь не имеет отношения к агрессии против Украины.

То же самое касается конкретных дел. Освобождение части сотрудников TUT.by и перевод под домашний арест Анжелики Борис не сопровождались приостановлением репрессий. Наоборот, во время совещания 19 апреля Лукашенко раскритиковал силовиков за то, что они якобы забыли об уроках 2020 года. Генеральный прокурор Андрей Швед на том же совещании возмутился низкой раскрываемостью уголовных дел за экстремизм (то есть за инакомыслие), посетовал на факты волокиты и бездействия.

В результате в последующие месяцы репрессии только активизировались. Состоялись массовые аресты представителей независимых профсоюзов, арестована главный редактор «Нового времени» Оксаны Колб, было возбуждено дело против руководства газеты «Белорусы и рынок», задержаны адвокаты Александр Данилевич и Виталий Брагинец, разгромлен книжный магазин издательства «Янушкевич». Более того, 17 мая Лукашенко подписал законопроект, предусматривающий расширение сферы применения смертной казни.

Читайте также: «Хороводное дело», «подготовка госпереворота». За что в Беларуси сажают писателей и издателей

Наличие двух противоположных линий в политике официального Минска свидетельствует о непреодолимом разрыве между желаниями и возможностями режима Лукашенко. Он хочет наладить отношения с Западом и добиться отмены санкций, но не способен пойти против Кремля в украинском вопросе и не может отказаться от массовых репрессий внутри страны. В обоих шагах Лукашенко видит непосредственную угрозу своему режиму.

Единственное, на что Лукашенко может рассчитывать в этой ситуации, так это на благоприятную международную конъюнктуру, которая позволит заключить конкретную сделку – вроде той, о которой пишет The Wall Street Journal. Но ее перспективы остаются весьма туманными, так как транзит зерна вряд ли станет единственным условием для заморозки санкций. К тому же сепаратные соглашения вряд ли понравятся Кремлю.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.