Прислать новость
  • 13 °C
    Погода в Бресте

    13 °C

  • 2.4803
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4803
    EURO2.3956
    100 RUB4.2813

«Это не переговоры о сосуществовании режима Лукашенко и ЕС». 4 способа разговаривать с тем, с кем нельзя разговаривать

20.11.2021 06:15

Как выстроить контакты с «нерукопожатным» так, чтобы не нанести «оскорбление Европе»? Возможно ли создание постоянной группы для консультаций?

Ключевая проблема мигрантского кризиса для Беларуси и Европейского союза — невозможность уступок с обеих сторон, считает аналитик Игорь Тышкевич

Реклама

На данный момент есть посыл от Владимира Путина — поговорить с оппозицией, есть консультации с Евросоюзом, есть идея стать посредником со стороны Австрии и еще нескольких государств. 

Читайте также: Эксперты — о словах Путина про диалог с оппозицией: «Способны породить сомнения в головах чиновников и силовиков»

«К чему это может привести? К выработке формата сосуществования, то есть де-факто признания, что Лукашенко существует, давайте его не будем трогать, на данном этапе — нет. Однозначно, без вариантов», — считает аналитик.

На сегодня без дополнительных взаимных уступок победа без проигравших невозможна. 

«Беларусь и Евросоюз зашли на спираль эскалации. Европейский политик не может сказать: господа, мы умываем ручки, мы ошибались последние полтора года, давайте с Лукашенко говорить, несмотря на нарушения прав человека, ущемление свободы в Беларуси и так далее. Потому что в таком случае возникнут вопросы и от бизнеса, и от избирателей: а что было раньше? В случае с Лукашенко то же самое, только еще хуже с точки зрения его желания удержать власть. Беларусь — автократия. Любая автократия — авторитаризм, диктатура и так далее — строится на очень простом законе: вершина властной пирамиды ошибаться не может. Она не может демонстрировать слабость. Как только вожак стаи продемонстрировал слабость, появляется новый вожак. Если официальный Минск просто уступает Западу, не объявляя это своей победой, то лояльность на низовых уровнях снижается». 

Читайте также: «Для Лукашенко телефонный разговор — лишь маленькая часть успеха». Что будет дальше?

С одной стороны, для Лукашенко сегодня отступление смерти подобно, с другой — эскалация тоже. В то же время Россия раз за разом показывает Лукашенко его место. Заявление о диалоге с оппозицией — это скорее не призыв поговорить с виленско-варшавской группой, а еще одно «китайское предупреждение» Вопрос, с какой оппозицией будет говорить Лукашенко. 

По состоянию на сегодня диалог по сути — кроме этого кризиса — невозможен. С другой стороны, он очень важен для будущих диалогов и консультаций.

И вот тут, по словам Тышкевича, стоит напрячься оппонентам Лукашенко. Потому что будет несколько возможностей, когда можно начать разговаривать по сути о контурах будущего. Первая — после референдума по Конституции. Здесь каждая из трех сторон нынешнего конфликта — Лукашенко, Россия, Евросоюз — могут интерпретировать это событие как свое достижение. Вторая: в 2023 году выборы, но если будет новая Конституция, то нужен и новый Избирательный кодекс. В Минске могут сказать: давайте вместе с оппозицией обсудим новый Избирательный кодекс. Выборы — третья возможность. Это скорее кейс Венесуэлы, где тоже после выборов начались разговоры по сути. Четвертая — 2024-25 год. 

Реклама

Почему события, которые сейчас происходят, важны для оппонентов Лукашенко?

«Всегда, когда ты работаешь в политике, надо рассматривать различные сценарии. Да, может быть более вероятное, менее вероятное, но просчитывать надо. Сегодня на фоне одного локального маленького кризиса происходит выстраивание механизмов консультаций. Если по теме с мигрантами те или иные механизмы консультаций, обмена информацией, взаимодействия с Минском сработают, значит, по другим темам можно использовать эти же механизмы, этих же людей, эти же институции. Вопрос не в том, как работать с Лукашенко в будущем с точки зрения политики — он будет решаться позже, возможно — вопрос в том, через какие механизмы коммуницировать».

Механизм 1: Тяжеловесы-отставники европейской политики

Уходящая с должности Ангела Меркель — очень удобный формат для Евросоюза. На этом месте может быть любой другой отставной политик, который относится к числу «тяжеловесов» и выступит посредником. Неофициальное лицо вступает в контакт с тем, кого ЕС не считает официальным лицом. Эта формула активно используется в дипломатии всех стран. 

Читайте также: «Даже папа римский позвонил бы черту, чтобы спасти людей». Что пишут немецкие СМИ о звонках между Меркель и Лукашенко

«Давайте вспомним украинские переговоры по Донбассу в трехсторонней контактной группе, где Россия привлекала среди прочего боевиков. Президент Украины не присутствует сам, он назначает представителя: Леонид Кучма, бывший президент, еще кто-то».

Такой человек не является частью актуальной пирамиды власти, но его слово имеет вес. 

Всем сторонам стоит следить за людьми, которые потенциально могут выступить в такой роли, и узнать, какую позицию они занимали в подобных кризисах.

Механизм 2: Постоянная группа

То, что Жозеп Боррель разговаривает с Владимиром Макеем — шаг в эту сторону. Может быть создана постоянно действующая рабочая группа для обмена мнениями. Какие европейские структуры будут выступать в качестве консультантов, контактеров и на каком уровне — для того, чтобы на начальном уровне консультаций ЕС не переходил к формату де-факто или де-юре признания Лукашенко? Для ЕС это чувствительно.

«Это значит: на уровне министерств, на уровне правительств и так далее».

Механизм 3: Международные конференции

То, что немного с фальстартом пыталась запустить Австрия.

«Это вопрос не только австрийский. Зря смеялись с Воскресенского. Таких посланников ездит не один Воскресенский, просто это наиболее известный. Таких как минимум я знаю пять человек, которые мотаются по разным конференциям на разном уровне».

Через кого и каким образом доносить месседжи, кто будет контактером и в каком формате — тоже вопросы как для официального Минска (кого будут слушать), так и для оппонентов (с кем придется иметь дело), и для ЕС (кого слушать и кого отправлять, чтобы не завышать искусственно уровень консультаций).

Механизм 4: Неправительственные организации

ЕС выделил для помощи мигрантам на польско-белорусской границе 700 тысяч евро. Часть денег пойдет через Красный Крест. 

У грантодающих организаций и европейских политиков как минимум с осени прошлого года есть тезисное раздвоение: с одной стороны, хочется поддержать белорусскую оппозицию, стремление к свободе и т.д., с другой стороны — есть понимание, что не вся белорусская оппозиция выехала из страны. Каким образом оказать поддержку внутри страны и каким гражданским инициативам?

«На этом фоне официальный Минск демонстрирует варианты, каким образом это можно, в случае, если сработает механизм с Красным крестом. То есть: «Давайте деньги структуре, которая так или иначе зависит от государства, а в качестве младших партнеров могут быть те, кого вы хотите, в будущем». Это по состоянию на сегодня маловероятно, но возможно». 

Работать против этого будет сложно, но попытаться внести коррективы можно. 

Это четыре направления, на которые стоит обратить внимание тем, кто хочет остаться действующим лицом, субъектом белорусской политической борьбы, советует аналитик. 

Читайте также: «Страшно войти в политическую борьбу и никак не повлиять». Что делать с референдумом обычным гражданам?

Работать будет не один механизм, а сразу два или три. Возможны дополнительные механизмы: Лукашенко создает оппозицию, с которой он готов разговаривать (на это намекает Путин); непрямое влияние — бизнес-влияние и бизнес-лоббизм (Беларусь приглашает на более выгодные условия к участию в белорусской экономике компании, имеющие выходы на политиков). 

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.