Прислать новость
  • 2 °C
    Погода в Бресте

    2 °C

  • 3.955
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6293
    EURO2.9482
    100 RUB3.3334

Суд, Пыльченко, Леванчук, Брестская газета

Эксперты — о «заочном» привлечении к уголовной ответственности: «Это карательное правоприменение, никто не застрахован»

266 30.11.2021 07:37

Эксперты считают, что новая инициатива СК не соответствует принципам права и направлена против основных оппонентов Александра Лукашенко.

Госсекретарь Совбеза Александр Вольфович рассказал, что на ближайшем заседании органа предлагают рассмотреть инициативу СК по «заочному» привлечению граждан к уголовной ответственности.

По его словам, «принцип неотвратимости уголовного наказания за совершенное преступление не выполнялся». Он добавил, что человек совершил в Беларуси преступление, уехал и теперь спокойно живет за границей. В этом Вольфович видит проблему:

Реклама

«По запросу правоохранительного блока по политическим мотивам их не выдают оттуда. Предлагается ввести поправки в закон, чтобы была возможность привлекать к уголовной ответственности. Суд заочно приговорит к тому или иному наказанию в зависимости от тяжести совершения проступка. Конечно, он будет находиться за границей, конечно, его не выдадут. Но то, что он приговорен, к примеру, к двум-трем годам лишения свободы, или к иному сроку, который определит суд, будет, наверное, накладывать отпечаток».

Читайте также: «Их прорабатывают, им внушают, их обманывают»: Алексиевич порассуждала, почему белорусы издеваются над белорусами

Политический обозреватель Александр Класковский, бывший следователь по экономическим и коррупционным преступлениям, IT-юрист Илья Рокач, юрист Андрей Мочалов и доктор политических наук, руководитель центра политического анализа и прогнозов (Варшава) Павел Усов прокомментировали новую инициативу СК. Приводим их мнения.

Александр Класковский полагает, что новая инициатива СК направлена, в первую очередь, против основных оппонентов Лукашенко, и не соответствует принципам права:

«Все лежит в русле ужесточения подхода властей к своим политическим противникам и, в первую очередь, это, наверное, направлено против тех, кого Лукашенко называет «беглыми». Это способ дополнительно психологически на них воздействовать, сигнал этим людям о том, чтобы они не чувствовали там себя вольготно, не делали никаких резонансных заявлений, не призывали к санкциям, к деструктивной медийной деятельности и т.д. В сети уже появились шутки о том, что можно еще «заочно расстреливать» или «протыкать, как куклы Вуду».

По его мнению, эта инициатива из серии тех же инициатив ГУБОПиКа о том, чтобы лишать гражданства, лишать имущества тех, кто уехал за границу. Перебирают, как побольнее «укусить» этих людей. И судя по тому, что сейчас силовикам дан карт-бланш и зеленый свет, он не исключает того, что такие изменения законодательства могут быть приняты, во всяком случае, что касается «заочных» судов. Что касается лишения гражданства, пока еще им немного мешает Конституция, но под марку грядущих изменений, и это могут поправить.

«Сейчас они хотят, чтобы все выглядело легально. Это тоже такой психологический момент, якобы они ничего не нарушают. Де-факто они делают, что хотят, но уже «по закону». Однако есть понятие «закон» и есть «право». Законы могут быть несправедливыми и не соответствовать принципам права», — подчеркнул Класковский.

Читайте также: Эксперты — о заявлениях Лукашенко про нового президента: «Есть понимание даже во власти, что Лукашенко не вечен»

Илья Рокач считает, что в данном случае силовыми ведомствами неправильно трактуется сам «принцип неотвратимости уголовного наказания»:

Реклама

«Принцип неотвратимости наказания подразумевает только то, что лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию, а освобождение от уголовной ответственности и наказания возможно только при наличии оснований и условий, предусмотренных законом».

По его словам, для того, чтобы привлечь человека к ответственности, его, в первую очередь, необходимо допросить, ознакомить с процессуальными документами по делу, предъявить обвинение. И только затем избирать меру пресечения. Если человека найти не удалось, то его необходимо объявить в розыск. Только после поимки можно завершать предварительное расследование и передавать материалы уголовного дела прокурору для дальнейшего направления в суд.

«Если человек находится за границей, то необходимо всеми правовыми средствами и методами добиваться его экстрадиции. Если же в экстрадиции отказано, остается только ждать. А когда истекают сроки по уголовному делу, уголовное дело должно быть прекращено», — объясняет эксперт.

Получается, что в отсутствие человека проводятся все следственные и судебные действия. При этом следственный процесс сейчас вообще идет за закрытыми дверями. Если раньше о некоторых аспектах могли рассказывать адвокаты, то практически во всех резонансных случаях сейчас с них берут подписку о неразглашении. Судебный процесс также запросто могут сделать закрытым. Человек не будет знать не только, как его судили, но и за что.

Рокач объясняет возникновение подобных инициатив сразу несколькими аспектами:

«Все подобное придумывается от бессилия, потому что от силовиков Лукашенко постоянно требует, чтобы «оппозиционеры» привлекались к ответственности, а то «сидят там — в своих Польшах». Вполне конкретное желание — изъять по приговору суда имущество у так называемых «экстремистов и террористов». Вспомните недавнюю инициативу ГУБОПиКа. Предполагаю, что они могут таким образом рассчитывать и облегчить взаимодействие с Интерполом, потому что фактически получится, что человек объявлен в розыск не за совершение преступления, а уже уклоняется от вынесенного приговора».

Читайте также: Четверть века назад Беларусь стала жить по понятиям. Как не допустить повторения?

Андрей Мочалов отмечает, что в белорусском уголовном процессе уже сейчас действует институт заочного производства, однако он очень ограничен. Он применяется только в случае преступлений, не представляющих большой общественной опасности: имеются в виду те статьи, санкции по которым предусматривают не больше двух лет лишения свободы. При этом есть условия: обвиняемый должен полностью признать свою вину и гражданский иск, у суда не должно быть никаких сомнений по поводу признания, а само оно не оспаривается ни одной из сторон. Тогда суд выносит приговор самостоятельно.

По его мнению, с юридической точки зрения инициатива СК нарушает общие принципы уголовного права и противоречит всем рекомендациям международных организаций:

«В таком процессе отсутствует состязательность сторон, процесс защиты, право предоставлять доказательства. А в итоге все эти обязательные принципы, которые декларируются Советом Европы и Европейским судом по правам человека, отсутствуют. Отмечу, что само заочное производство существует во многих странах. Однако вариант, который сейчас предлагается ввести в Беларуси, очень радикален и нарушает многие принципы. Мне сложно вспомнить страны, где может функционировать такая же схема заочного привлечения человека к уголовной ответственности».

Юрист считает, что причина предлагаемых изменений в УПК — это желание властей привлечь к ответственности своих политических противников, выехавших за рубеж. Судебное осуждение подразумевает две вещи. Во-первых, это уголовное наказание, которое человек, находящийся в Литве или Польше, вряд ли понесет. Мочалов сомневается, что в нынешних политических условиях он будет выдан назад в Беларусь, а потому признание его вины будет носить формальный характер.

«Однако в любом осуждении есть и другая, гражданско-правовая, сторона. Часто в уголовных делах вместе с приговором суд рассматривает и такой гражданский иск. В случае его удовлетворения для осужденного наступают определенные последствия. Они касаются уголовной и финансовой частей. Например, если у обвиняемого есть какое-то имущество в Беларуси, он может его лишиться. К тому же могут возникнуть и проблемы в его передвижении по странам, которые сотрудничают с Беларусью в уголовно-процессуальном направлении. Может случиться ситуация, когда человека задержат или не выпустят из какой-либо страны», — объясняет эксперт.

Читайте также: Милинкевич: «Лукашенко пока не понимает, что проиграл, что пришло новое поколение, и что он человек из прошлого»

Павел Усов считает, что «неотвратимость наказания» для противников власти означает организацию специальных судебных процессов и вынесение заочных приговоров в отношении тех, кого невозможно захватить и посадить сейчас. В случае возвращения в страну — тюремное заключение (реализация приговора).

«Наряду с инициативой по лишению гражданства, это фактически принуждение людей к пожизненной эмиграции. Напоминает не только мрачные 30-е, но и времена инквизиции, когда к аутодафе приговаривали даже умерших. Тем самым правящая группировка дает понять, что возвращения даже к минимальному политическому потеплению не будет. По крайней мере, при жизни Лукашенко», — уверен Усов.

Читайте также: От 500 до 700 тысяч человек могут подвергнуться системным репрессиям в Беларуси, прогнозирует политолог Павел Усов

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.