Прислать новость
  • 20 °C
    Погода в Бресте

    20 °C

  • 3.5538
    Курс валюты в Бресте
    USD3.5538
    EURO7.032
    100 RUB8.4252

Лукашенко, чиновники, Брестская газета, экономика

Эксперты — о противоречивых назначениях Лукашенко: «Жизнь научила хотя бы немного прислушиваться к экономистам»

03.08.2022 07:17 Александр Лукашенко во время одной из последних встреч с чиновниками. Источник фото

По мнению Класковского, без экономистов и финансистов в окружении Лукашенко экономическое положение могло быть куда более печальным.

Александр Лукашенко много лет критикует рыночные подходы для управления экономикой, но все равно назначил в свою администрацию Максима Ермоловича. Это не только второй подряд специалист экономико-финансового блока на этой должности, но и, пожалуй, один из самых активных адептов рыночных подходов в своей работе.

Зачем Лукашенко приводит в свою администрацию таких чиновников, если решения чаще всего принимаются исходя из политических или личных интересов, а не экономических?  Могут ли эти люди действительно на что-то повлиять? На эти и другие вопросы «Зеркалу» ответили политический обозреватель Александр Класковский, директор института «Политическая сфера» Андрей Казакевич и руководитель проекта «Кошт урада» Владимир Ковалкин.

Реклама
Замглавы администрации Лукашенко Максим Ермолович и его предшественник на этом посту, а сейчас посол Беларуси в России Дмитрий Крутой

Читайте также: Правительства правительствами не были, или Почему уровень доходов в Беларуси не растет уже более 30 лет?

По мнению Класковского, Лукашенко вводит в администрацию экономистов и финансистов, чтобы они грамотно писали бумажки для его совещаний. Уже это заставляет его держать рядом с собой компетентных специалистов в области экономики. Кроме того, жизнь научила Лукашенко хотя бы немного прислушиваться к экономистам и финансистам.

«В свое время Нацбанк возглавлял Петр Прокопович — бывший строитель, с которым Лукашенко, видимо, сблизился на почве депутатства в Верховном Совете. Мы помним, какие [при нем] были глубокие девальвации, потрясавшие общество. Все это было следствием некомпетентного управления банковской сферой», — считает обозреватель.

По его словам, в то время Лукашенко мог отдать приказ запустить печатный станок, например, чтобы поддержать сельхозпредприятия в период посевной. Это считалось нормальным решением для того, чтобы залатать финансовые дыры или разогнать экономику. А потом Лукашенко вдруг назначает главой Нацбанка Павла Каллаура, который за несколько лет привел инфляцию к однозначным цифрам и, очевидно, прекратил практику печатания денег вагонами. Видимо, Лукашенко его слушал, потому что в правительстве были сторонники эмиссии.

«Я бы сказал, что Лукашенко одной половиной мозга понимает, что экономика — это сложная система со своими законами, и по возможности с ними нужно обходиться уважительно. Другой же стороной мозга он мыслит волюнтаристски. При этом у него работает режим политического самосохранения. Мы помним, когда он соглашался на ограниченные прогрессивные экономические преобразования, когда чуть-чуть уменьшали количество проверок, давали свободнее дышать бизнесу. Но потом наставал критичный политический этап — и Лукашенко все отворачивал назад», — вспоминает Класковский.

Читайте также: «Красивую картинку испортил сам гость». Из-за визита Пушилина власти оказались в деликатной ситуации

Казакевич отмечает, что основные вызовы для власти Лукашенко исходят от экономики — поэтому экономический фактор держится в уме при принятии многих решений:

«Есть основания полагать, что в 2021 году масштабные репрессии стали возможными именно потому, что власти стали себя чувствовать уверенными в экономическом плане. Тогда было восстановление экономики, была надежда на помощь России».

По его оценке, у Минска есть понимание, что ухудшение экономической ситуации ведет к росту социальной напряженности, росту вероятности спонтанных выступлений населения, несмотря на все меры контроля политической ситуации. К тому же Лукашенко, вероятно, помнит опыт, связанный с распадом СССР. Во многом это произошло именно в результате экономического кризиса.

Реклама

«Учитывая эти обстоятельства, есть понимание, что кроме политических и идеологических моментов, роста влияния силовиков, необходим профессиональный блок, помогающий решать экономические проблемы, а их сейчас предостаточно. Тем более, что многие вызовы — новые. Значит, они требуют нестандартных решений, креатива, знаний и представлений о том, как работает современная экономика. Это все требует, чтобы кадры, которые занимаются этими вопросами, были подготовленными», — считает политолог.

Читайте также: Юрий Дракохруст: «Власти Беларуси ведут очевидную холодную войну с Польшей. И, конечно же, провоцируют ее»

Возникает парадокс: с одной стороны, Лукашенко и его окружение (противники реформ) хотят контролировать все важные процессы в стране, а с другой — теперь важные посты в руководстве Беларуси занимают Максим Ермолович и Дмитрий Крутой — люди с рыночным мышлением.

«Почему так происходит? Первое — это очень короткая скамейка запасных, поэтому приходится тасовать ту колоду, которая осталась. Второй момент: все-таки социально-экономический блок существует всегда. Даже в стране, которая находится в стадии войны», — считает Ковалкин.

По его словам, несмотря на то, что в стране, которая может быть в войне или, как у нас, в стадии холодной гражданской войны, есть передовые отряды (ГУБОПиК, КГБ), им все равно нужно тыловое обеспечение для того, чтобы жить. Значит, нужны экономисты и финансисты, способные обеспечить функционирование этой репрессивной машины.

Экономист согласен, что у Лукашенко есть понимание, что без работающей хотя бы на элементарном уровне экономики, возможности хотя бы на базовом уровне обеспечивать силовиков и работающих на удержания власти людей, «вести внутреннюю холодную гражданскую войну невозможно».

«Ты ее сразу проиграешь, потому что силовикам такая ситуация не понравится», — считает Ковалкин. Поэтому есть спрос на специалистов, способных обеспечивать работу экономики.

По его словам, еще одна важная причина в том, что решать подобные профильные задачи не под силу силовикам, которых Александр Лукашенко стал активно назначать на разные должности после 2020 года. Эту ситуацию хорошо показывает опыт военных хунт, особенно в странах Латинской Америки. Приходят к власти силовики, а буквально через пару лет они передают власть гражданской администрации, потому что они не заточены под это и им это не интересно.

Читайте также: Эксперты: «Москва будет добиваться контроля над Беларусью, независимость которой считает историческим недоразумением»

По мнению Ковалкина, такие экономисты и финансисты могут на что-то повлиять, потому что они сидят за столом переговоров. Вопрос в том, какой параметр ставится во главу угла при принятии решений. Условно говоря, сейчас режиму важнее задавить протест, или он видит возможности купить лояльность людей через пособия, зарплаты.

«Когда возрастает эффективность и появляется возможность сделать второй выбор, то слово экономистов и финансистов становится более весомым. У них появляется окно возможностей, чтобы продвинуть какие-то свои идеи. Пока же довлеют силовые сценарии решения вопроса, у них это окно максимально узкое», — отмечает экономист.

Казакевич считает, что сейчас от компетентных специалистов в экономике и финансах не требуется стратегического видения и решений и тем более продвижения каких-то реформ. Их основная задача — решать оперативные проблемы, которых появляется много в связи с санкциями, разрывом логистических цепочек, с попытками укрепить позиции на российском рынке. При таком подходе не важно, каких взглядов придерживается экономист или финансист, рыночник он или нет.

«Если мы говорим, что человек рыночник или не рыночник, то это вопрос, скорее, про стратегию: как развивать экономику, выстраивать взаимодействие между государством и обществом, как выбирать механизмы регулирования. Но сейчас, как я уже сказал, вопрос стратегического развития не стоит. Здесь просто нужны компетентные люди, чтобы работать с текущими проблемами», — уверен политолог.

Он предполагает, что Ермолович, скорее всего, рассматривается именно как человек, способный это делать. И в ближайшее время от него только это и будет требоваться.

Класковский добавляет, что без таких людей в окружении Лукашенко экономическое положение могло быть куда более печальным:

«Эти люди, как и другие условные рыночники типа Сергея Румаса, могли бы сделать гораздо больше для беларуской экономики. Сейчас эти толковые специалисты спасают экономику от гораздо более плохих последствий. Без них могло быть хуже. Но это максимум, что они могут делать. Хотя печально, что их потенциал, знания, способности, мозги расходуются на то, чтобы спасти режим от экономического краха, а не развивать экономику в соответствии с настоящим потенциалом Беларуси».

Читайте также: Беларуское общество стоит перед тем же выбором, что и в начале 90-х. История решила дать нам второй шанс?

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.