Прислать новость
  • -2 °C
    Погода в Бресте

    -2 °C

  • 3.9237
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5734
    EURO2.9232
    100 RUB3.3614

Эксперты — о призывах части демсил к диалогу с властями: «Лукашенко скорее сдаст страну, чем сядет за стол переговоров»

172 22.12.2021 07:37

Петр Кузнецов, Павел Усов и Артем Шрайбман уверены, что Лукашенко не сядет за стол переговоров с оппозицией, потому что считает себя победителем.

На выходных руководитель НАУ Павел Латушко заявил, что штаб Виктора Бабарико предлагает пойти на снижение эскалации между режимом Лукашенко и белорусским обществом. По словам политика, представители находящегося в тюрьме банкира «пытаются вступать в тайные переговоры» с властями. При этом сам Латушко, как и Светлана Тихановская, готовы разговаривать с режимом только по теме транзита власти и президентских выборов без участия в них Лукашенко.

В понедельник одно из независимых СМИ пригласило к себе в студию представителя штаба Бабарико Ивана Кравцова. Он не смог ответить, готов ли сам режим Лукашенко к переговорам.

Реклама

«Мы сейчас достигли пика поляризации и ситуации, когда каждый живет в своем мире. Где есть свои герои, где есть свои успехи. Проблема в том, что эти миры плохо между собой сообщаются. И достоверно сказать, что кто-то не хочет… Ну да, с этим, конечно, есть проблемы. Но достоверно ответить как я могу?», — заявил Кравцов.

Что же касается слов Латушко о тайных переговорах штаба Бабарико, то Кравцов не подтвердил, что сейчас ведется диалог с Лукашенко или его представителями. По его мнению, сейчас для противников Лукашенко сложилась крайне сложная ситуация. У них нет возможности поменять режим. Исходя из этого, стоит думать о более достижимой цели —  об освобождении политических заключенных и прекращении репрессий.

Медиаменеджер Петр Кузнецов, доктор политических наук Павел Усов и политический аналитик Артем Шрайбман в своих соцсетях прокомментировали заявление Кравцова. Эксперты считают, что Лукашенко не пойдет на диалог с оппозицией, поэтому говорить об этом бессмысленно. Ниже сокращенно приводим их мнения.

Читайте также: Артур Клинов: «Новый социальный договор — это тот компромисс, который на данном этапе неизбежен»

Петр Кузнецов отметил, что примерно 90% постов и комментариев, которые видит у себя в ленте — это обсуждение интервью одного диссидента с идеей о том, что с режимом нужны переговоры. Масла в огонь подлило заявление одного бывшего чиновника о том, что штаб одного бывшего претендента в президенты тоже разделяет эти позиции. А уж совсем зашкалило, когда один из представителей того самого штаба дал интервью, некоторые моменты которого были так и истолкованы: призывают, мол, к диалогу и переговорам.

«Если кто забыл, то не лишним будет вспомнить, что Тихановская анонсировала переговоры еще к маю. Однако как-то так сложилось, что не позвали и не согласились — и никаких переговоров не состоялось (и не состоится). То была Тихановская и то было начало 2021 года. Тем, кто не понял тогда, что происходит и какова перспектива «переговоров», все доходчиво и популярно объяснили в июле-сентябре 2021, да и продолжают объяснять до сих пор», — считает медиаменеджер.

По его мнению, на общем фоне происходящего на внешних фронтах, на фоне той катастрофы репрессий на внутренней арене, эти отдельные заявления очень отдельных людей или даже структур — ну, это, действительно, не серьезно.

Кузнецов вспоминает, как десятилетями политизированная публика в соцсетях ломала копья вокруг того, как правильно свергать Лукашенко. Что через электоральный цикл — это признавали все. Но одни утверждали, что только через бойкот, а другие — через «опрокидывающие выборы».

«Непримиримыми» и «принципиальными» в этой дуэли выступали как раз «бойкотчики», а те, что были за участие — те были «отбеливатели», «соглашатели» и «коллаборанты». Как показала история, никакого значения это не имело – пока не созрели условия, ни бойкот, ни участие не меняли ничего, кроме личных отношений между людьми, выступавшими за одно и то же. Когда же условия созрели, то верх взяла как раз стратегия «отбеливателей», а вот «принципиальные» встраивались в нее уже на ходу.

Реклама

По его словам, происходящее легко объяснить. Люди устали — как внутри, так и вовне. Не видят конкретных шагов, которые могли бы что-то изменить здесь и сейчас. Не видят или не хотят называть виноватых. Выброс негатива, поиск оппонентов, с которыми расправится легче, да и вот это вот все — вполне логично. И, кстати, ожидаемо: как говорится, давно пора.

«Единственный ее результат – это нащупывание новой, взамен утратившей актуальность теме «бойкота или участия», линии для раскола. Потому что по мере того, как время будет идти, а выходов из тупика видно не будет, количество людей, которые начнут допускать альтернативу «сидению в окопах» будет только расти, а процессы, начинаемые сегодня с «нулевой» темы приведут к новым жарким конфликтам и испорченным отношениям. А вот какие подходы, «принципиальных» или «коллаборантов» окажутся актуальными, когда действительно что-то начнет зреть и происходить, — это еще большой вопрос. За примерами нам далеко ходить не надо», — подытожил Кузнецов.

Читайте также: Кузнецов: «Когда половину уволят, а половина уедет, кормить силовиков придется российским пенсионерам»

По мнению Павла Усова, переговоры с Лукашенко, о которых заговорили некоторые представители новой волны оппозиции, в нынешних обстоятельствах могут быть для них только в форме покаяния, самоуничижения, и в наручниках. Не только по причине того, что у другой стороны «новой оппозиции» нет ни рычагов давления, ни силы принуждения, ни политической воли, но главным образом потому, что никакой другой формы переговоров Лукашенко просто не приемлет.

«Переговоры означают, что Лукашенко должен признать Тихановскую и других, (кого он, получается, поставил на колени) как равную сторону, а этого никогда не будет. Ведь на переговоры он не пошел даже в самый критический для себя момент, когда у «оппозиции» была улица — ключи от власти. Сейчас этого ничего нет, кроме призрачных надежд, что санкции задавят режим. Но Лукашенко скорее сдаст страну, чем сядет за стол переговоров», — уверен политолог.

Он вспоминает октябрь 2020 года, когда Лукашенко встретился в СИЗО КГБ с Виктором Бабарико, Сергеем Тихановским и членами их команд. В итоге ключевые «переговорщики» получили по 15-18 лет, как эффект, месть за проявление слабости Лукашенко. Сегодня он чувствует себя хозяином положения, пусть и в тени Кремля.

По оценке Усова, сейчас, ввиду террора и разрушения государственности, разговоры о «переговорах», скорее звучат как капитуляция, просьба о помиловании. А это, в свою очередь, только укрепляет позиции Лукашенко и его психологическое преимущество, что только усилит репрессии и террор системы. Она будет давить так, чтобы на коленях приползли и умоляли. То есть, никакой пощады. Именно так работает психология диктаторов, для которых нет середины и компромиссов.

«По сути, каждое последующее предложение «о переговорах», которое появляется в медиа — это последовательно уменьшение ставок и требований. Сначала речь шла об отставке Лукашенко (ему даже гарантии готовы были предоставить), а теперь даже речи о «новых выборах» не идет. Через год, вообще речь зайдет о согласии с тем, чтобы Лукашенко правил пожизненно. Так зачем же ему с кем-то переговариваться, если он и так победил в этом противостоянии», — считает эксперт.

По его мнению, такие негативные тенденции в лагере противников дают уверенность людям режима, что оппозиция скоро сама окончательно разрушится. Девальвация собственной политической позиции уничтожает последнее, что оставалось у новой оппозиции: психологическое и моральное преимущество, гордость и достоинство. С другой стороны, это происходит всегда, когда люди ожидают легкой и быстрой, триумфальной победы, но не готовы к жертвам и долгому противостоянию.

«Все что у нас сейчас осталось — это сила духа», — подытожил Усов.

Читайте также: Усов: «Новый договор — это согласие общества никогда и ни при каких обстоятельствах не восставать против Лукашенко»

По мнению Артема Шрайбмана, идея «тактического отступления» демократических сил уже давно не только мнение людей, вроде Зенона Позняка. С таких позиций выступает множество вполне себе не посредственных и уважаемых аналитиков, журналистов и представителей оппозиционных штабов. Например, спикеры штаба Виктора Бабарико, экономист Ярослав Романчук и бывший дипломат Павел Мацукевич.

Логика этих людей в том, надо предложить власти какой-то путь к перемирию, какую-то оливковую ветвь, а она отпустит политзэков, ослабит гайки, у нас появится кислород внутри страны, гражданское общество окрепнет опять, и что-то наладится.

«По-моему, с этой идеей есть три проблемы — ее инициаторам нечего предложить власти взамен (1), она расколет протестный электорат и похоронит лидеров, которые такое предложат (2) и Лукашенко понимает лучше всех, чем чревата новая, третья оттепель для гражданского общества (3)», — считает аналитик.

Он отмечает, что Лукашенко тоже учится на своих ошибках и тоже понимает, что 2020 год — это не только следствие ковида и свежих лиц оппонентов, но и пяти-шести лет разрядки. Санкции и близко не стали настолько болезненными для белорусской власти, чтобы там задумались о том, чтобы заново запустить саморазрушительный процесс оживления «пятой колонны».

По его оценке, воля у власти на такой диалог не созрела. Автократы идут на переговоры от осознания, что все альтернативы еще хуже, а не потому, что оппонент растерялся и ищет попытки тебя обмануть на длинной дистанции, втянув в новую разрядку.

«Власть еще не в этой точке, как бы ни хотелось зажмуриться и представить, что визиты Макея в Швецию означают, что такой интерес у Минска есть. Когда будет, Лукашенко даст об этом четко понять. По состоянию на 20 декабря у него есть как минимум 927 возможностей это сделать», — подытожил Шрайбман.

Читайте также: «Программа-минимум Кремля — другой руководитель страны». Зачем Лукашенко и Путин встречаются перед Новым годом

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.