Прислать новость
  • -1 °C
    Погода в Бресте

    -1 °C

  • 2.6395
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6395
    EURO2.8763
    100 RUB3.8142

Эксперт: «Путин готов Лукашенко многое прощать и относится толерантнее ко всем его капризам, чем мы привыкли видеть»

20.01.2023 07:17 Коллаж: b-g.by. Источник фото

По мнению Шрайбмана, Путин в целом доволен тем уровнем содействия и соучастия в войне против Украины, который показывает беларуский режим.

Западные аналитики и украинская разведка оценивают новое наступление российских войск из Беларуси как маловероятное. Тем не менее, многих волнуют непрекращающиеся военные учения в нашей стране — 16 января стартовали очередные, совместные летно-тактические учения с авиацией ВС РБ и ВС РФ, которые продолжатся по 1 февраля.

Что означает наращивание количества российских военных и техники в Беларуси? Насколько опасной может стать ситуация возле украинской границы? Давит ли Владимир Путин на Александра Лукашенко? На эти и другие вопросы украинскому ютуб-каналу «Сейчас» ответил политический аналитик Артем Шрайбман.

Реклама

Читайте также: «Логика политической гангрены». Зачем Путин в очередном выступлении «разыгрывает душевнобольного»?

По мнению Шрайбмана, самое главное, что Минск может и не знать про планы России. Поэтому заявления официального Минска вообще не могут быть фактором оценки того, насколько опасно или неопасно потенциальное открытие северного фронта для Украины.

Прямо сейчас тех российских войск и, что еще важнее, той военной техники, которые есть в Беларуси, недостаточно для какого-либо серьезного наступательного рывка на Киев или Западную Украину, которую некоторые аналитики предсказывают как возможную цель второй волны наступления.

Если наращивание продолжится не по паре сотен солдат в неделю, как сейчас, а тысячами и десятками тысяч, а также прибытием артиллерии, танков, бронетехники — тогда, безусловно, угроза будет не просто реальной, она будет немедленной.

«У меня нет никаких сомнений в том, что при возможности и наличии ресурсов Путин с удовольствием попробует еще раз с любых возможных фронтов атаковать украинскую территорию. Северный фронт он уже опробовал. Знает свои слабые места и сильные места Украины на этом направлении. Поэтому это всегда было и до конца войны будет угрожающим направлением для Украины, но прямо сейчас нет никаких признаков на земле, что этих войск достаточно», — объясняет эксперт.

Читайте также: Лукашенко на встрече с Лавровым похвалил Украину. Благодарность за «договорняк» или страх перед Хаймарсами?

По мнению Шрайбмана, никто не знает, что происходит на многочасовых переговорах Путина и Лукашенко, которые они проводят примерно каждые 1-2 месяца. Это поле для множества спекуляций. Мы можем смотреть только на факты. А они состоят в том, что сегодня в отношениях Минска и Москвы все в реальности намного лучше, чем оценивают часто многие эксперты. У них есть популярная точка зрения, что Путин и Лукашенко в каком-то напряжении.

«Если мы посмотрим на экономический фундамент отношений, то там Путин идет на все уступки, которые Лукашенко просит. Все последние месяцы Путин идет на уступки, а не давит. Если вы хотите заставить Лукашенко вступить в войну, вы второй рукой не будете выдавать ему новые кредиты, давать рассрочки по старым кредитам, давать дешевую нефть, трехлетние льготные цены на газ, пускать его продукты, которые попали под санкции, на свой рынок и т.д.», — рассуждает аналитик.

Это все не вяжется с идеей, что Путин в ежедневном режиме заставляет Лукашенко атаковать и вступать в войну.

Реклама

Гипотеза Шрайбмана состоит в том, что Путин в целом доволен тем уровнем содействия и соучастия, который показывает беларуский режим. Когда и если ему понадобится больше, тогда будет совсем другая тональность разговора. Но до сих пор ничто не указывает на то, что какое-то давление есть ни в атаке на Киев, ни в атаке по западным областям Украины. Чисто с военной точки зрения очень сложно анализировать действия России исходя из сугубо логичных и рациональных аргументов.

Читайте также: «Скрепы» и «прекрасное разнообразие» от Лукашенко. Что будет продвигать государственная пропаганда в 2023 году?

Говоря об отношениях Москвы и Минска, аналитик отмечает их взаимозависимость и проводит параллели с Кадыровым: и тот, и другой нужны Путину для контроля определенных территорий, их сохранения в российской орбите.

Поэтому Путин готов Лукашенко очень многое прощать и относится намного толерантнее ко всем его капризам и запросам, чем мы привыкли видеть. К примеру, договору о Союзном государстве скоро будет 24 года, а он до сих пор не реализован, хотя Путин несколько раз, начиная с 2002 года, делал попытки его реанимировать. Даже в сегодняшних обстоятельствах Лукашенко смог выторговать, по сути, довольно поверхностные дорожные карты интеграции, которые не отменяют суверенитет Беларуси.

При этом, констатирует Шрайбман, «сегодня Беларусь находится в рекордной зависимости от России, экономической и военной», и военного суверенитета практически не осталось, кроме контроля за собственной армией.

«Это режим-сателлит, зависимый от Путина. Путин без Лукашенко выживет. Да, может дестабилизироваться «беларуский плацдарм», да, психологически это для него может быть не менее важно, чем Украина, но Путин без Лукашенко способен править Россией», — считает политолог.

А Лукашенко без Путина не способен править Беларусью, здесь однозначная асимметричная зависимость не в его пользу. Поэтому мы видим сейчас все эти военные маневры, антизападную и антиукраинскую риторику — ему нужно чем-то мотивировать Путина продолжать оказывать поддержку.

Эта зависимость, связанная по образу и подобию восточноевропейских коммунистических режимов, зависимых от СССР, не фатальна, а процесс обратим. Например, когда Советский Союз ослаб, все эти бывшие сателлиты моментально обнаружили в себе суверенитет, провели модернизационные реформы и через несколько лет оказались абсолютно другими странами.

Читайте также: Тихановская в Давосе, в то время как ее «судят» в Минске. Фридман: Складывается впечатление, что режим куда-то спешит

Но помимо внешнего контура, напоминает Шрайбман, Лукашенко занимается внутренней политикой, чем объясняются его противоречивые заявления.

После 2020 года у него есть проблемы с легитимностью, с внутренней продержкой. Поэтому одно из направлений «домашнего популизма» — говорить о том, какой он голубь мира, в отличие от агрессивных пророссийских заявлений во внешней политике. Он пытается построить образ, что благодаря ему Беларусь все еще полноценно не воюет, играя на пацифистском запросе беларуского общества.

«Если Беларусь не втянется в войну, я уверен, что 2023 год будет проходить под такой же риторикой: мы за мир, и у нас в Беларуси все относительно спокойно. А если втягивание произойдет, не важно, по воле Лукашенко или помимо, это приведет к сильнейшей турбулентности во внутренней политике», — уверен эксперт.

По его словам, Лукашенко это понимает и боится. Поэтому Шрайбман ожидал бы продолжения некоего вечного балансирования. С одной стороны, нужно показывать РФ, какой он лояльный союзник, как много проводит учений и так же ненавидит «нацистов», поляков, Запад и т.д. Но при этом на домашнюю аудиторию будет подаваться совершенно другой посыл.

Читайте также: Шрайбман видит три драйвера для перемен: смерть Лукашенко, вовлечение Беларуси в войну и экономическая дестабилизация

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.