Прислать новость
  • 15 °C
    Погода в Бресте

    15 °C

  • 2.6264
    Курс валюты в Бресте
    USD2.6264
    EURO3.057
    100 RUB3.3365

Пикет по сбору подписей в поддержку Светланы Тихановской в Бресте 31 мая 2020 года. Фото: Сергей НИКРАШЕВИЧ

«Улица – это стихия, всегда непредсказуемая». Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси и реакции Лукашенко

1 395 02.06.2020 19:41

Класковский считает, что белорусы просыпаются, Романчук говорит о гражданском каминг-ауте, а Усов прогнозирует период «бархатного террора».

Длина очередей из желающих подписаться за выдвижение альтернативных кандидатов впечатлила всех. Насколько это было неожиданным для нынешнего руководства? Как оно будет действовать, с учетом того, что Лукашенко уже назвал происходящее «майданом»? Мы спросили об этом у экспертов.

Протест против несменяемости власти

Реклама

И власти, и спецслужбы предполагали, что будут попытки активизировать народ через улицу, считает политический обозреватель Александр Класковский. Об этом вчера сказал глава КГБ Валерий Вакульчик после встречи с Лукашенко. Николай Статкевич заранее анонсировал свою тактику – зарегистрировать кандидатов протеста и использовать период сбора подписей для развития уличной активности, для политизации населения.

«Улица – это стихия, всегда непредсказуемая». Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси и реакции Лукашенко
Александр Класковский. Фото: https://ex-press.by/

«Но я думаю, что такого масштаба власти не ожидали, – замечает Класковский. – Сбор подписей – вроде бы рутинное мероприятие, предусмотренное законом, – превратился в своего рода референдум о вотуме недоверия нынешнему главе государства. Люди, которые стоят в очередях, подчеркивают – это звучит в интервью независимым СМИ, в стримах, – что нужно менять власть. «Кто угодно, только не он» – примерно такой принцип. Масштаб протеста против несменяемости власти и степень недовольства правлением одного человека на протяжении такого длительного времени – это, я думаю, стало неприятным откровением для властей. Мы ничего не знаем о рейтинге действующего президента, но я думаю, не случайно в стране заглушены социологические исследования на политические темы. Наверное, данные закрытых опросов показывают, что рейтинг президента находится на очень низком уровне».

Читайте также: «Хотим, чтобы Лукашенко знал, сколько людей против»: как Брест стоял в очереди в поддержку Светланы Тихановской (+фото)

Реклама

Политолог Павел Усов считает, что массовое выражение недовольства стало полной неожиданностью и для самого общества. И нынешнее проявление политической активности населения повлияет на дальнейшие процессы в Беларуси.

«Улица – это стихия, всегда непредсказуемая». Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси и реакции Лукашенко
Павел Усов. Фото: соцсети

«Люди начали осознавать, что без их прямого участия в стране ничего не поменяется. Власти рассчитывали на пассивные, бессодержательные выборы, с несколькими фейковыми кандидатами. Теперь уже ясно, что победа Лукашенко не будет элегантной. Методы изоляции активистов и лидеров уже не работают, простых людей воодушевляет сам процесс».

«Говорят не только о низких зарплатах»

Экономист Ярослав Романчук написал в Facebook в воскресенье, что «перед нами массовый гражданский каминг-аут беларусов, доселе невиданный и неслыханный». Белорусы стоят в очередях «не за дешевой колбасой и бухлом на избирательных участках, у урн с прахом их гражданских прав. В очередях поддержать право политического выбора. Поставить подпись за надежду. Высказать свое человеческое «фе» против государственной машины лжи, провокации, насилия и унижения», – пишет Романчук.

«Улица – это стихия, всегда непредсказуемая». Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси и реакции Лукашенко
Ярослав Романчук

Класковский отмечает ряд черт, которые отличают эти протесты от предыдущих.

«Ситуацию разогревают новые, свежие фигуры, в первую очередь, блогер Тихановский. Традиционная оппозиция оказалась в тени. Можно сказать, что и в 2017 году был во многом стихийный протест – я имею в виду «тунеядские» акции. Но толчок был чисто экономический. А здесь мы видим политизацию населения: говорят не только о своих тяготах, о низких зарплатах, нищенских пенсиях, отсутствии работы и т. д., но лейтмотивом звучит мысль о том, что нужно менять власть, что это ненормальная ситуация, когда человек столько лет правит страной и всех держит в страхе. Этот момент политизации масс – отличительная черта нынешней, как ее назвали, «подписной революции». Может быть, слишком громкий эпитет, но это, конечно, новое явление. И очень тревожное для высшего руководства, потому что белорусы просыпаются».

Реклама

«Власть для него – это все»

Лукашенко какое-то время старался демонстрировать безразличие к ходу кампании, подчеркивал свою уверенность в победе, замечает Класковский. Однако потом, видимо, «нервы не выдержали». Руководство страны больше всего напрягает улица. Что касается избирательной системы, то здесь «все схвачено». А улица – это стихия, всегда непредсказуемая, считает обозреватель.

«Лукашенко на встрече с председателем КГБ говорил открытым текстом, что никаких майданов мы в Беларуси не допустим. Сделана ставка на силовой сценарий, на нейтрализацию, в первую очередь, лидеров, заводил протеста в расчете, что без них эти массовые акции постепенно затухнут. Конечно, наверху хотели бы провести эти выборы более-менее прилично, хотя бы для Запада, но ситуация может выйти из-под контроля, а масштабы протестов – разрастись. Лукашенко выбирает жесткий сценарий, несмотря на пиаровские издержки. Власть для него – это все, он себя без нее не мыслит».

Читайте также: Валерий Цепкало: «Мы должны просто перевернуть страницу и оставить Лукашенко там, где он находится – в истории»

Класковский обращает внимание на то, что само появление конкурентов раздражает и злит действующего лидера, и он дал понять, что готов отстаивать свое руководство даже с оружием в руках.

«Полагаю, нас ждет период бархатного террора», – говорит Павел Усов. Под этим он понимает такой сценарий: страну постараются вернуть в доинформационную эпоху, а для этого нужна полная зачистка информационного пространства от альтернативных СМИ, блогеров, телеграммеров и других медиа-активистов; будет окончательно «решен» оппозиционный вопрос, вплоть до закрытия партий, с целью ликвидации самой идеи альтернативы; произойдет заморозка национальной культурной жизни, которая также генерирует и развивает идею альтернативы, начнется усиленная ресоветизация; государство расширит контроль в экономике и репрессии в отношении малого и среднего бизнеса; произойдет масштабная политизация школы и вузов.

Читайте также: Нет паспорта, неправильно указано место работы. Как Лукашенко могли не зарегистрировать кандидатом в президенты

«Коронавирус усугубил кризис недоверия»

«Ситуация может быть действительно жесткая, с масштабным нарушением прав человека, политическими репрессиями, арестами, «закручиванием гаек», – считает Романчук. – Давление в сосуде растет, причем не потому, что есть титульная оппозиция, отдельные провокаторы, политические лидеры, а просто общественное мнение, настроение людей скатываются в жесткое недоверие власти, в недовольство тем, как власти справляются с кризисами. Причем кризисов становится все больше. В этом году кризис в виде коронавируса усугубил, ускорил процессы кризиса недоверия, кризиса экономической и социальной политики».

Единственной правильной моделью поведения экономист считает диалог в рамках закона. Он обращает внимание, что и гражданское общество, и бизнес-сообщество, и политическая оппозиция на протяжении последних 10 лет были открыты к диалогу. Однако пока намерений взять другой курс, кроме силового, у власти не наблюдается.

Читайте также: В опросах на тему «За кого бы вы проголосовали» в независимых СМИ лидирует Бабарико, у провластных структур – Лукашенко

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.