Прислать новость
  • 31 °C
    Погода в Бресте

    31 °C

  • 2.5153
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5153
    EURO2.9964
    100 RUB3.485

Третий день суда по «хороводному» делу: «Если бы не Следственный комитет, убытки, я думаю, в автопарке не считали бы»

717 28.01.2021 15:20 Скриншот с камеры наблюдения. Источник фото

Очередной день судебного разбирательства снова начался с допроса свидетелей - на этот раз сотрудников автобусного парка и КТУП «Брестгортранс».

В суде Ленинского района г. Бреста 28 января продолжилось рассмотрение уголовного дела «о хороводе».

Третий день судебного разбирательства начался с допроса свидетелей – сотрудников автобусного парка и КТУП «Брестгортранс». Первым к трибуне вызвали Артура Собина, который в августе прошлого года являлся заместителем директора ОАО «Брестский автобусный парк» по перевозкам (в январе этого года произошла реорганизация предприятия в КУП «Брестский общественный транспорт» – прим. ред.)

Реклама

Отвечая на вопросы гособвинителя, Собин рассказал, что 13 сентября прошлого года действительно были сбои в работе автобусов: «В принципе, они происходят каждый день по различным причинам: где-то ДТП, где-то на переезде задержались».

Что касается сбоев на перекрестке бульвара Космонавтов и проспекта Машерова, то, по его словам, были опоздания и сорваны два рейса.

Читайте также: Чтобы автобусы и троллейбусы не были конкурентами. В Бресте решили объединить две сети общественного транспорта

Говоря об ущербе в 40 рублей 37 копеек, который, по версии обвинения, нанесен протестующими автопарку, Артур Собин в первую очередь пояснил, что перевозки общественным транспортом являются убыточными.

«У нас средние затраты 1 км пробега примерно 1.82-1.83 рубля (речь идет об августе 2020 года – прим. ред.), а выручка – около рубля. Т. е. тут рассматривать в таком ключе, на мой взгляд, не совсем правильно, – пояснил свидетель. – Однозначно можно утверждать только о причинении ущерба по загородным перевозкам, которые были направлены в объезд и там увеличен пробег (около трех-четырех автобусов). Когда поступила информация, что через перекресток не проехать, их отправили в объезд. Насколько я помню, лишний пробег составил порядка 13 км, затраты по загородным перевозкам – примерно рубль километр, соответственно, за этот объезд сумма – примерно 13 рублей».

Оставшиеся 26 рублей 72 копейки он назвал не ущербом, а недополученной выручкой.

Собин также добавил, что обычно, когда в городе происходит что-то серьезное, какие-то длительные простои, диспетчера ему звонят и сообщают: «А 13 сентября мне даже не позвонили. Я узнал о случившемся на следующий день».

Отвечая на вопрос адвоката по поводу того, в связи с чем проводился расчет убытков, замдиректора ответил, что поступил запрос со Следственного комитета.

Реклама

– Если бы такой запрос не поступил, вы бы считали ущерб? – уточнила защитник.

– Я думаю, что мы бы его не считали. Дело в том, что в Бресте подобные срывы рейсов могут происходить банально из-за закрытого ж/д переезда. Возможность опозданий учтена, у нас стоит резерв подвижного состава, обычно 3-4 машины. Если кто-то серьезно опаздывает, на минут 15, вместо него отправляется другая машина.

– Был ли нанесен ущерб качеству перевозок? – спросил судья.

– Да. Качество однозначно пострадало, – ответил Собин.

Затем в качестве свидетелей допросили двух водителей автобусов, которые рассказали, что в тот день какое-то время из-за большого количества протестующих на перекрестке проспекта Машерова и бульвара Космонавтов были вынуждены остановить движение. К самим водителям никто не подходил, никаких лозунгов или музыки они не слышали, а когда приехал водомет и разогнал протестующих, то они поехали по своим маршрутам.

Затем выступили кассиры КТУП «Брестгортранс», которые после обеда 13 сентября работали в киосках на бульваре Шевченко и проспекте Машерова.

«В тот день мы работали как обычно. Когда пришла колонна от ЦУМа и остановилась на перекрестке, мы продолжали работать. А где-то в 6 часов начальник отзвонилась и сказала: «Девочки, закрывайтесь», – рассказала одна из женщин.

– В связи с чем? – уточнил гособвинитель.

– После 9 августа от нашего непосредственного начальника поступила команда: если в центре города около нас происходят какие-то события, значит, мы в целях безопасности закрываемся. Дело в том, что 9 августа, когда это все началось, у меня напарница работала во вторую смену, а наш киоск во вторую смену работает до пол одиннадцатого. Она закрылась в 22.20 и, не доходя до «Меркурия», ее омоновцы чуть не забрали в автозак, – пояснила кассир.

По ее словам, перед закрытием она созвонилась с коллегой, которая работает в киоске на «Меркурии». Та ей сказала, что подъехали бусики и идут задержания (это было уже после того, как протестующих разгоняли водометом – прим. ред.). Об этом сообщили начальнице, и та велела кассирам закрываться.

«Нам со стороны этих людей (участников акций протестов – прим. ред.) никогда не поступало ни угроз, ничего. Мы закрылись, потому что больше боялись задержаний», – отвечая на вопрос адвоката, дополнила свидетель.

Напомним, 13 сентября прошлого года в Бресте масштабная акция протеста закончилась хороводом на перекрестке бульвара Космонавтов и проспекта Машерова и последующим разгоном протестующих водометом.

Спустя два дня УСК по Брестской области возбудило уголовное дело о массовых беспорядках.

20 января начали судить первую «партию» обвиняемых – ранее им было предъявлено обвинение по части 1 статьи 342. По версии обвинения, каждый из 10 подсудимых в группе с иными лицами умышленно принял активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Их действия были сопряжены с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекли нарушение работы транспорта, предприятий и организаций. В частности, из-за простоя троллейбусному парку был нанесен ущерб 619 рублей 55 копеек, автобусному – 40 рублей 37 копеек, на несколько часов закрылись торговые павильоны и ресторан быстрого питания.

На скамье подсудимых – Николай ФедоренкоЯрослав ЯрошукЕвгений КолпачикВиктор ДенисенкоВиталий ЛитвинМаксим ЖаровМарина ГлазоваВадим ВороновичАлексей Якубук и Марина Сирецан. Рассматривает их дело судья Святослав Калина.

Некоторые обвиняемые полностью признали свою вину, часть из них признали вину частично и несколько человек заявили, что виновными себя не считают. В первый день судебного разбирательства выслушали семь из 10 обвиняемых, во второй – еще троих обвиняемых и четырех свидетелей – работников троллейбусного парка. Ущерб, нанесенный этому транспортному предприятию действиями протестующих, оценили в 619 рублей 55 копеек.

Всего же фигурантами «хороводного» дела являются не менее 50 человек. 25 января стало известно, что в суд направлено уголовное дело в отношении еще 10 обвиняемых.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.