Прислать новость
  • 29 °C
    Погода в Бресте

    29 °C

  • 3.9771
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5136
    EURO2.9597
    100 RUB3.4096

Редкий случай: как два маленьких брестчанина борются с редкими заболеваниями

301 22.02.2020 07:42 Коллаж: gross. Источник фото

По оценкам экспертов, в мире насчитывается более 8 тысяч редких заболеваний. Эти «редкие случаи» живут по соседству с нами.

По инициативе европейской организации по изучению редких болезней Eurordis самый редкий день в году – 29 февраля (в невисокосный год – 28 февраля) – стал Международным днем редких заболеваний. По оценкам экспертов, в мире насчитывается более 8 тысяч опасных для жизни человека редких заболеваний. Какие-то из них – патологии, затронувшие лишь десятки и сотни людей по всему земному шару, другие встречаются значительно чаще. Настолько, что эти «редкие случаи» живут буквально по соседству с нами.

«У нас не знают, что делать с такими детьми»

Реклама

До трех лет Ева была самым обычным ребенком – развивалась, укладываясь во все возрастные нормы, ходила в детский сад. Родителей беспокоило лишь то, что развитие речи у дочки запаздывало, но специалисты утешали: со временем все наладится.

Первый звонок случился неожиданно – у Евы появились судороги. Врачи, не особо вникая в причины симптома, назначили девочке противоэпилептические препараты. Однако с диагнозом «эпилепсия» родители были не согласны и добивались точного заключения. Прошло почти полтора года, прежде чем был поставлен окончательный диагноз – болезнь Баттена. Это редкое смертельное нейродегенеративное заболевание, начинающееся в детстве: в клетках нервной системы скапливаются жировые вещества, что приводит к потере речи, нарушениям зрения, эпилепсии. Частота заболевания – 2-4 случая на 100 000 родов. В Беларуси около 10 – 12 детей живут с таким диагнозом.

Еве скоро исполнится 7 лет. Фото из семейного архива

Примерно 80% редких заболеваний имеют генетическую природу. Болезнь Баттена – рецессивно наследуемое заболевание, которое возникает лишь тогда, когда родителями ребенка становятся два носителя дефектного гена. И даже в этом случае вероятность рождения больного ребенка составляет 25%. Как выяснилось, оба родителя Евы являются носителями поломанного гена.

Болезнь Баттена – заболевание коварное: ребенок рождается внешне абсолютно здоровым. Признаки надвигающейся беды неочевидны – задержка развития речи, шаткая походка. Первый эпилептический приступ случается в 3-3,5 года. Затем с каждым годом ребенок теряет приобретенные навыки. Прогноз неутешителен – дети с этой болезнью редко доживают до 12 лет.

«Наша Ева-королева» – так называют дочку родители. Фото из семейного архива

«Нашей Еве скоро исполнится 7 лет. Она уже не ходит, только лежит или сидит, не разговаривает. Но она узнает близких, улыбается, любит ходить на прогулку или бывать в кафе. И она все понимает, – рассказывает Кристина, мама Евы. – К сожалению, в Беларуси мы не можем получить необходимую помощь, на реабилитацию нас не берут из-за эпилептических припадков. У нас попросту не знают, что делать с такими детьми. На реабилитацию и консультации приходится ездить в Польшу и Украину. Там говорят, что такими детьми обязательно нужно заниматься, чтобы замедлить прогрессирование болезни».

О том, что в нашей стране родители больных детей зачастую остаются один на один со своей бедой, рассказывали многие герои наших статей. Родители Евы тоже оказались в информационном вакууме: о своих правах узнали не из компетентных органов, а от знакомых. Средства реабилитации, которые выдают бесплатно, неудобны и не соответствуют физиологическим требованиям больных детей. Лекарство, которое задерживает развитие болезни Баттена, стоит запредельно дорого – за лечение необходимо заплатить 750 тысяч долларов, и это сумма за год, а лекарство необходимо пожизненно. Таких денег у родителей нет, как и доступа к этому препарату. Его можно найти в соседних странах, но заплатить за такое лечение по силам лишь государству.

Лекарство, которое задерживает развитие болезни Баттена, стоит 750 тысяч долларов в год. Таких денег у семьи Евы нет. Фото из семейного архива

Государству по силам сделать многое: убрать высокие бордюры, предоставить паллиативным больным отдельные палаты и доступ к реабилитации, повысить квалификацию врачей-педиатров, чтобы они не подходили к постановке диагноза формально (на судороги отвечая лишь одним заключением – «эпилепсия») и были более осведомлены о редких заболеваниях. Однако пока родители тяжелобольных детей сталкиваются с проблемами на каждом шагу. Потому что государство – это не только чиновники и система. Это каждый из нас.

На реабилитацию Еву приходится возить в Польшу. Фото из семейного архива

«Нам нужно было продлить инвалидность, и для этого требовалась справка из психоневрологического диспансера. Я не смогла зайти в здание, так как в медицинском учреждении нет пандуса, только ступеньки. Большое спасибо доктору, что она не отказала нам: сама вышла на улицу, взяла документы и выдала справку, – говорит Кристина. – Город не приспособлен для инвалидов. Даже парковки, и те… как ни приедешь – места для инвалидов заняты совершенно здоровыми людьми».

Родители Евы не сдаются. В семье растет еще одна девочка – младшая дочка, которой повезло попасть в 25% детей, которые не унаследовали дефектный ген, не являются носителями болезни и совершенно здоровы.

Реклама

Читайте также: Председатель совета объединения «Сердце детям»: «В Брестской области около 300 детей нуждаются в паллиативе»

 «Отдать ребенку все – девиз нашей семьи»

Кирилл – ребенок долгожданный и желанный. На сроке беременности в 20 недель Наталья забеспокоилась, что не ощущает шевеления малыша, и отправилась на УЗИ в частный медицинский центр. Врач обнаружила образования на сердце ребенка – множественные рабдомиомы. В 28 недель был поставлен диагноз – туберозный склероз (болезнь Бурневилля). Это редкое генетическое заболевание, при котором в органах и тканях образуются доброкачественные опухоли. Полисистемный характер нарушений порождает широкий спектр симптомов – повреждения мозга могут вызвать эпилепсию, снижение интеллекта, поражаются внутренние органы – почки, сердце, легкие.

У Кирилла туберозный склероз – редкое генетическое заболевание. Фото из семейного архива

Врачи говорили: маловероятно, что ребенок выживет. Наталья ездила в Минск и просила принять роды в кардиологическом отделении, но ей отказали. Кирилл появился на свет в брестском роддоме. На третьи сутки его все же повезли в Минск, матери в сопровождении ребенка отказали. Наталья до сих пор с горечью вспоминает, что ей даже не дали телефон учреждения, куда увезли малыша. После обследования Кирилла снова привезли в Брест, но его состояние значительно ухудшилось. Вскоре начались судороги, и ребенка опять повезли в Минск.

«Я просила заведующего реанимацией, чтобы меня взяли в машину. Но он ответил: «Вы можете создать аварийную ситуацию». Всеми правдами и неправдами я выбила право поехать вместе со своим ребенком. Молодой врач всю дорогу сидел впереди, ни разу не остановился, чтобы осмотреть ребенка. Когда мы приехали в кардиологию, мне самой пришлось объяснять, что с моим ребенком», – вспоминает Наталья.

Родители, столкнувшиеся с тяжелыми диагнозами детей, не раз рассказывали о том, как им приходится бороться не только с болезнью, но и с системой здравоохранения.

Кириллу 5 лет, он посещает спецгруппу в детском саду и внешне мало чем отличается от других детей. Фото из семейного архива

«Я молодая мама, у меня первый ребенок и с такими проблемами. В филиале на Суворова детской поликлиники №2 у нас нет участкового педиатра. Я просила дать нам специалиста с опытом работы, но к нам присылали интернов. Они не знали, что делать с таким ребенком, и просто бесконечно отправляли нас в больницу», – говорит Наталья.

Родители Кирилла делают все возможное, чтобы облегчить его состояние.
Фото из семейного архива

Недавнее обследование показало – в мозге Кирилла появились множественные туберсы, что стало причиной судорог. Противосудорожные препараты не помогли. Единственное лекарство, которое облегчает состояние мальчика, стоит 100 долларов в месяц.

Читайте также: Особенные: как живут семьи с детьми-инвалидами (послесловие к циклу статей о подопечных ОО «Сердце – детям»)

Чтобы остановить судороги, Кириллу сделали операцию – удалили височную долю. Но болезнь прогрессирует: у мальчика пострадали глаза, почки, появились злокачественные опухоли в мозге. Семье приходится каждый месяц ездить в Боровляны, чтобы получить необходимое лекарство. Проект «Электронный рецепт» в стране есть, но пока не работает.

Сегодня Кириллу 5 лет. Он посещает спецгруппу в детском саду и внешне мало чем отличается от других детей. Его родители делают все возможное, чтобы облегчить его состояние.

Наталья занимается с сыном ежедневно, что дает свои плоды. Фото из семейного архива

«Врачи не хотели с ним связываться. Но мы ежедневно занимаемся с сыном, отдаем все деньги и силы на реабилитацию. Это чудо, что Кирилл может ходить по дому, но это только наша заслуга, говорю это открыто. Мы верим, что однажды он скажет «мама» и «папа». Отдать все ребенку – это девиз нашей семьи», – говорит Наталья.

Помочь Еве и Кириллу можно, перечислив деньги на расчетный счет Брестского благотворительного общественного объединения «Сердце – детям»: BY53MMBN30155069900109330000 в ОАО «Банк Дабрабыт», БИК MMBNBY22, УНП 290927690

Читайте также: Давайте поможем – сделаем доброе дело! В объединении «Сердце – детям» рассказали, что необходимо их подопечным

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google, добавьте в избранное в Yandex Новости

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.