• 11 °C
    Погода в Бресте

    11 °C

  • 2.0443
    Курс валюты в Бресте
    USD2.0443
    EURO2.2588
    100 RUB3.2054

«Мне сказали, что за убийство из-за неосторожности не садят»: гражданка Туркменистана дала показания в суде в Бресте

«Мне сказали, что за убийство из-за неосторожности не садят»: гражданка Туркменистана дала показания в суде в Бресте

410 23.10.2019 13:53 Тело девочки нашли на берегу водоема. Источник: https://sk.gov.by/

Во время следствия женщина говорила, что задушила дочь подушкой. А на суде она заявила, что нечаянно задавила ребенка во сне.

В Брестском областном суде 23 октября продолжилось рассмотрение уголовного дела, обвиняемой по которому проходит 29-летняя гражданка Туркменистана. По версии следствия, в мае этого года она, не желая исполнять родительские обязанности, в квартире своего знакомого задушила свою дочь подушкой. Чтобы скрыть преступление, мать спрятала тело в яме на берегу водоема.

Женщина обвиняется по п. 2 ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса РБ – убийство заведомого малолетнего, лица, находящегося в беспомощном состоянии.

Юлдуз Х. – из Туркменистана, родилась в селе. На суде она рассказала, что в 2012-2017 годах училась в БрГУ имени А. С. Пушкина. Потом уехала в Туркменистан, устроилась гидом-переводчиком в туристическую компанию в Ашхабаде. В 2018 году работодателю понадобился переводчик немецкого. Она решила пойти на курсы, чтобы подтянуть язык. Сначала делала это в Туркменистане, а потом решила поехать в Брест. На тот момент она уже была беременна.

По словам Юлдуз, ее молодой человек Равшан новость о предстоящем отцовстве воспринял неоднозначно:

«В один день он мог предложить и аборт, и венчание».

Прерывать беременность она не стала. Пояснила, что, во-первых, уже делала аборт от Равшана, во-вторых, надеялась создать с ним семью. В ноябре прошлого года поняла, что перспектив с Равшаном нет. К тому моменту она уже была готова уехать со страны.

Своим родным о беременности она не сказала:

«Я не была в браке. Для нас это позор».

В начале марта она прилетела в Минск, на следующий день была в Бресте. Там ее ждал знакомый Мустафа, который до этого помогал с документами. О том, что беременна, женщина сообщила ему уже по приезду. По ее словам, Мустафа обещал помогать ей материально.

По приезду она пошла в университет оформлять документы на шестимесячные курсы немецкого. По словам Юлдуз, когда она делала медсправку в поликлинике, никто не заметил и не спросил об ее интересном положении, а сама она «не догадалась» об этом сказать.

– Как вы планировали закончить эти курсы, если знали, что вам рожать? – задала вопрос гособвинитель.

– Я не планировала возвращаться в Туркменистан. После рождения ребенка планировала поступать в магистратуру, получать вид на жительство.

Вечером 10 марта, когда она была в квартире Мустафы, у нее появились сильные боли – оказалось, это были схватки. Утром следующего дня Юлдуз вызвала скорую, днем родила девочку. Малышку, которая появилась на свет больше чем на два месяца раньше срока и весила меньше полутора килограмма, забрали в реанимацию. Матери сказали, что ребенок сам не дышит, не ест.

«Мне сказали, что за убийство из-за неосторожности не садят»: гражданка Туркменистана дала показания в суде в Бресте
Юлдуз во время следственного эксперимента показывает, как накрыла голову ребенка подушкой. Фото: Следственный комитет

Через несколько дней Юлдуз выписали, а девочка осталась в роддоме. Потом дочку перевели в детскую областную больницу.

«Периодически я приходила, приносила, что надо, звонила доктору. Она маленькая, она в стеклянном боксе, я боялась подходить к ней, трогать ее. Я боялась, что могу ей навредить».

Пока дочка была в больнице, Юлдуз, по ее словам, была то в общежитии, то занималась английским с сыном Мустафы. Говорит, что обсуждала с Мустафой, что ей делать дальше. Он говорил, что поможет.

О том, что родила, в Туркменистан она сообщила только Равшану. По ее словам, когда он узнал, что девочка родилась на несколько месяцев раньше срока, решил, что ребенок не от него.

В середине мая матери сказали, что ребенок хоть и слаб, но готов к выписке. Поскольку пребывание в медучреждении дорого обходилось иностранке, она решила забрать девочку. На такси поехала в квартиру Мустафы. Мужчина в это время был в отъезде.

«Я все время была с ребенком, никуда не ходила, ухаживала за ней. Я не подготовила питание, подогревала обычное молоко. Она все время плакала. Потом она начала успокаиваться, засыпать. Я легла вместе с ней. А когда проснулась… Моя дочка была уже подо мной. Голова ребенка была под моим телом. Я проверила пульс и дыхание – я ничего не услышала», –  рассказала обвиняемая.

Она вышла из квартиры, захватив с собой вещи, которые покупала дочери. Сначала хотела их выбросить, но потом решила оставить на остановке – мол, они новые, еще кому-то пригодятся.

Пошла в университет – почему, она не знает. Потом вернулась и вышла из квартиры уже с ребенком, закутанным в кусок белой ткани и положенным в пакет. На остановке села в маршрутку, вышла на набережной. Достала ребенка из пакета, оставила его в яме возле реки и ушла в общежитие.

«Мне сказали, что за убийство из-за неосторожности не садят»: гражданка Туркменистана дала показания в суде в Бресте
Тело девочки нашли на берегу реки. Фото: Следственный комитет

По ее словам, после случившегося ей хотелось выговориться. Она позвонила психологу, но он сказал, что по телефону не поможет ей, дал телефон другого психолога. Но ему она не позвонила.

На звонки из поликлиники она врала, что ее нет по указанному адресу (при выписке она назвала дом, в котором живет Мустафа, но неправильную квартиру), что ребенок с ней. Медики пригрозили, что привлекут милицию.

Потом Юлдуз вызвали в университет, где ее уже ждала милиция.

На вопрос о том, признает она вину в умышленном или неумышленном убийстве, женщина ответила:

«Я признаю, что из-за моей неосторожности моя дочь сейчас не со мной. После задержания мне сказали, что за убийство из-за неосторожности не садят. Поэтому я сказала на следствии, что убила умышленно. Я не хочу, чтобы меня просто депортировали. Дайте мне наказание по всей строгости. Я перед судом, как перед Аллахом. Я больше не могу держать это в себе. Мне не надо ни жалости, ничего», – пояснила Юлдуз.

Судебное следствие по делу продолжается.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.