Прислать новость
  • 8 °C
    Погода в Бресте

    8 °C

  • 2.5629
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5629
    EURO3.0187
    100 RUB3.2939

Евгений Заичкин в Литве. Фото: https://ru.delfi.lt/

Где и как сейчас живет Евгений Заичкин, которого по ошибке назвали первой жертвой действий силовиков 9 августа

245 24.09.2020 11:02 Евгений Заичкин. Источник: https://ru.delfi.lt/

Он попросил политического убежища в Литве, но надеется в скором времени вернуться в Беларусь.

В ночь с 9 на 10 августа интернет облетели множество фотографий и видеороликов жестокого разгона ОМОНом протестующих в Беларуси. На одном из кадров был мужчина с пятнами крови на лице, лежащий без сознания на земле.

Избитый Евгений Заичкин. Фото: Наталья ФЕДОСЕНКО. https://tass.ru/
Избитый Евгений Заичкин. Фото: Наталья ФЕДОСЕНКО. https://tass.ru/

На другом этот же мужчина лежит на животе, а над ним стоит сотрудник силовых органов в полной амуниции, разводящий руками.

Реклама

Где и как сейчас живет Евгений Заичкин, которого по ошибке назвали первой жертвой действий силовиков 9 августа

Мужчиной без сознания оказался участник протестов Евгений Заичкин. После появления указанных выше кадров он был назван первой жертвой действий силовиков. Однако на следующий день сам Евгений через журналистов опроверг информацию о своей смерти – он с различными травмами был доставлен в больницу и спустя некоторое время пришел в себя.

Где и как сейчас живет Евгений Заичкин, которого по ошибке назвали первой жертвой действий силовиков 9 августа
Врачи скорой медицинской помощи оказывают Евгению Заичкину первую помощь.

Сейчас Евгений Заичкин находится в Вильнюсе. После того, как им пристально заинтересовалась милиция, он был вынужден покинуть Беларусь и попросить политическое убежище в Литве. Delfi поговорил с белорусом. Публикуем часть интервью.

Реклама

– Давайте снова вернемся в те августовские дни. Вы выписались из больницы. Чем вы начали заниматься дальше, и в какой момент возникло решение, что пора из Беларуси уезжать?

– В первый день, 10 августа, на улицах повторилось 9-ое число, причем даже с большей жестокостью. Я хотел также выйти на улицу, но меня просто не пустили родные. И наверно правильно, потому что передвигаться мне еще было тяжело. Но на третий день я все-таки вышел и продолжал поддерживать протесты. Параллельно давал интервью журналистам. Примерно через неделю ко мне начали поступать звонки. И мне сказали, что лучше уехать, потому что силовики сейчас начинают искать всех людей, кто где-то засветился, кто был задержан, кто выходит с Окрестина и рассказывает, как там издевались. Утром одного из дней поступил очередной звонок. Я так понимаю, что от силовиков, потому что позвонили на домашний номер, где живет мой сын, но я там не проживаю очень давно. И все мои друзья об этом знают, поэтому никто из них не мог (позвонить – прим. ред.). Голос на том конце трубки спросил, где я и как со мной можно связаться. Тогда я понял, что надо уезжать.

– Как переходили границу в условиях карантина?

– Я обратился к приятелю, а он через своих знакомых узнал, что у белорусских пограничников моя фамилия не значится. Поэтому меня должны пропустить. Я купил билет на автобус и поехал. Белорусские пограничники почему-то долго меня проверяли. Я был последним в автобусе, и они минут 40 проверяли мои документы и кому-то звонили. Я уже, если честно, был просто готов перебегать границу в случае появления милиции с наручниками. Но затем подошел старший начальник смены, отдал мой паспорт, и я поехал. У меня была литовская рабочая виза, так как до карантина я работал в Вильнюсе. И срок ее действия составлял еще три месяца. Однако литовские пограничники мне сказали, что виза аннулирована, поскольку в случае неприезда работника на рабочее место, работодатель обращается в Департамент миграции, и виза автоматически аннулируется. Ну и в ситуации, когда в Литву меня не пускают, а обратно ехать я не могу, я попросил на границе политическое убежище. Причем почти сразу, как я уехал, в квартиру, где живет мой сын, пришли сотрудники с обыском. Они угрожали моей бывшей жене, что если она не скажет, где я, то ее привлекут к ответственности за укрывательство. А она на самом деле не знала, где я. И уже после на нашем национальном телевидении вышел сюжет, как я пересекаю границу. Естественно, он был в таком стиле, что я убежал из больницы и первым делом отправился собирать вещи, чтобы уехать за границу. После этого к семье уже не приходили.

Читайте также: Правозащитники: более 250 уголовных дел заведено в Беларуси с начала кампании по выборам президента

Евгений Заичкин в Литве. Фото: https://ru.delfi.lt/
Евгений Заичкин в Литве. Фото: https://ru.delfi.lt/

– То есть изначально вы не планировали просить убежище?

Реклама

– Совершенно верно. Я планировал побыть здесь некоторое время, и если в Беларуси ничего не изменится, то уже тогда пойду либо просить политическое убежище, либо искать иные способы законного нахождения здесь.

– При этом вас не отправили в Пабраде в лагерь для беженцев?

– Они сделали на границе тест на коронавирус. Он оказался отрицательным. Тем не менее, мне объяснили, что все равно 14 дней необходимо находиться в изоляции. После этого меня отвезли в школу пограничника возле Каменного Лога. Нас в группе было восемь человек, кто также просил убежище. И там нам выделили один этаж с комнатами и с кухней. В этой школе мы и прошли самоизоляцию. Затем меня привезли в Пабраде. Там сказали, что если у вас есть возможность арендовать жилье или есть родственники, то принесите документ, и мы вас отпустим в город, жить здесь необязательно. Я нашел квартиру, арендовал, мне дали все документы. И теперь я живу в Вильнюсе и жду ответа на мое прошение политического убежища.

Читайте также: Мнение брестчанки: «Протестующие сначала должны что-то сделать для страны. Хоть бы дерево посадили, окультурили что-то»

– С какими сложностями в первое время здесь столкнулись? Или может какие-то из них сейчас еще не решены?

– В принципе ничего такого нет. Я здесь раньше некоторое время работал и жил. Люди здесь хорошие. Наверно самое сложное с работой. Потому что у меня не было больших отложенных денег. А сейчас надо арендовать жилье, покупать продукты. При этом официально работать мне пока нельзя. Хорошо, что есть люди, которые помогают. Это и белорусская диаспора, и организация Dapamoga. Они помогают и продуктами, и одеждой, и помощью в заполнении разных документов. Также мы обратились в «Красный крест», и они тоже оказывают помощь. Помощь от всех довольно хорошая. То есть, с голода я, пока не найду работу, точно не умру.

– У вас сейчас такой статус, что работать официально нельзя. Нужно просто сидеть и ждать. Чем вы занимаетесь в Литве в этот период?

– Пока тепло, хожу, гуляю, осматриваюсь. Интересуюсь у волонтеров той же Dapamoga, может кому-то нужна помощь. Иногда действительно бывает, что нужно что-то подвезти, перевезти. Ну и пока жду.

Читайте также: «Это был отпетый садизм». Как брестского уличного музыканта задержали за исполнение «Священной войны»

– А в акциях местных белорусов как-то участвуете?

– Да, я хожу к посольству. Стараюсь каждый день, но не всегда получается. Ходим, поддерживаем. Потому что, когда я был в Беларуси и видел новости об акциях солидарности в других странах, это очень приободряло.

– Планируете перевозить сюда семью?

– Я почему-то уверен, что осталось недолго, и скорее я вернусь обратно. Но при самом плохом раскладе я перевезу всех своих родных. Потому что там и до выборов не очень жилось, а сейчас, если мы проиграем, то я не удивлюсь, если построят по всей границе забор и вообще перестанут кого-то выпускать.

Читайте также: Белорусам разрешили въезжать в Польшу по всем видам виз и с любыми целями

– Вы собираетесь при первой же возможности вернуться в Беларусь. Но мы понимаем, что эта возможность может возникнуть через 2-3, а может и 5 лет. Если мы берем такой долгосрочный вариант, то каковы ваши планы после получения статуса беженца? Чем будете заниматься здесь?

– Наверно буду работать и стараться помогать всем тем, кто там. Хотя бы теми же советами при поисках жилья и работы. Потому что я знаю многих людей, кто собирается уехать из страны, если ничего не изменится. Особенно среди молодежи.

– Ну и последний вопрос. Литовцы, с которыми вы знакомитесь здесь, когда узнают вашу историю, как реагируют?

– Все очень рады видеть меня живым и здоровым. Все говорят, что очень испугались, переживали, что со мной, как, где, пока они не увидели мое интервью, что я живой. Всячески поддерживают, причем наверно все, кто со мной общаются и узнают меня, предлагают любую помощь. Очень на самом деле круто, что тебя так воспринимают. Конечно, я бы не хотел такой славы, но уже как есть. Люди хорошие, и очень приятно от такой поддержки.

Читайте также: Мнение брестчанки: «Протестующие сначала должны что-то сделать для страны. Хоть бы дерево посадили, окультурили что-то»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.