Прислать новость
  • 16 °C
    Погода в Бресте

    16 °C

  • 2.5256
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5256
    EURO3.0596
    100 RUB3.4142

Брестчанке насчитали $6 000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

Брестчанке насчитали $6 000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

07.02.2019 16:57 Перекресток, на которой произошло ДТП. Источник фото

Родные женщины считают, что следствие допустило несколько серьезных нарушений, на которые не обратил внимания суд.

Многодетную мать из Бреста Оксану Король приговорили к четырем годам домашней «химии» и выплате около $6 000 за смертельный наезд на нетрезвого пешехода, который внезапно выскочил на дорогу перед ее машиной, пишет Еврорадио.

Женщину признали виновной в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 317 УК Беларуси).

Реклама

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

Родные Оксаны связались с Еврорадио в поисках справедливости: по их словам, следствие допустило несколько серьезных нарушений, на которые не обратил внимания суд. Еврорадио разбиралось, что к чему.

 

В темной одежде и без фликера

Вечером 20 февраля 2016 года Оксана Король ехала домой на машине по улице Пионерской. Внезапно с разделительного островка на дорогу выскочил пешеход в темной одежде и без фликера. Женщина не успела затормозить и сбила его. Мужчину положили в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, через два месяца он умер.

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

В похожей ситуации российский блогер Илья Рубцов, сбивший пьяного человека на трассе Минск – Москва, был наказан только штрафом за превышение скорости. Следствие пришло к выводу, что аварийную обстановку создал пешеход, попавший под колеса, и освободило россиянина от уголовной ответственности за отсутствием состава преступления.

Брестчанка скорость не превышала, но была наказана более сурово. В течение четырех лет она обязана ночевать дома. Дорога на работу должна занимать у нее не больше часа, с работы – не больше трех часов. Выходить из дома по выходным – запрещено, посещать городские праздники – запрещено, поехать в другую страну на отдых – запрещено.

Женщина воспитывает троих детей. Суд обязал ее оплатить издержки и расходы на лечение пострадавшего – около 6 000 долларов.

«Дети не должны ни есть, ни пить, потому что надо оплачивать лечение человеку, который всю жизнь нарушал правила, был нетрезв и вышел на дорогу в неположенном месте? – возмущается брестчанка. – Но я же никаких правил не нарушала!»

Реклама

 

Откуда взялись 6 000 долларов?

Уголовное дело по факту ДТП начали за две недели до смерти потерпевшего. Бездомный Анатолий С. родился в Украине в 1959 году, злоупотреблял спиртным, не раз попадал в ЛТП, привлекался к административной ответственности, был заключен под стражу. В его крови обнаружили 1,4 промилле алкоголя. Эти подробности Оксане стали известны позже, после предъявления обвинения.

«Во время наших встреч следователь прикрывал листочком фотографию потерпевшего, – вспоминает брестчанка. – Сказал только, что тот в ужасном состоянии. Медицинские работники ничего не говорили, я находилась в статусе подозреваемой.

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

Знаю, что две недели мужчина лежал в Брестской областной реанимации. Только за это мне выставили счет 7 215 рублей. Потом его отправили лечиться в Малориту, а оттуда в деревню Олтыш (общий счет – 4 185 рублей), где он и умер. Возможно, был бы какой-то другой результат, если бы ему оказали иное лечение, но проконтролировать это я не могла. Никого из близких так и не нашли. А мне за все лечение «накапало» под 6 000 долларов.

Я звонила на прямую линию замминистра здравоохранения, со мной общалась начальница отдела медицинской помощи матерям и детям Елена Богдан. Она сказала, это нормально, 500 долларов у нас стоит день в реанимации».

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

Если бы Оксану не признали виновной в ДТП, она бы не была обязана оплачивать лечение потерпевшего. Но ее признали виновной.

 

Нарушения во время следственного эксперимента

Оксана настаивает, что следователь, занимавшийся ее делом, «фальсифицировал факты и целенаправленно вел следствие к обвинительному результату».

«Следственные эксперименты были проведены с нарушениями, поэтому я до сих пор пытаюсь оспорить приговор, – объясняет Оксана. – Во время экспериментов следователь учитывал только показания свидетеля, который сначала говорил, что расстояние от машины до места ДТП было слишком маленькое, чтобы сориентироваться и притормозить, а потом сам же себе противоречил, мол, бездомный шел по дороге средним темпом. Когда я спросила у следователя, почему он не обращает внимание на показания других свидетелей, почему не все они участвуют в экспериментах, он ответил, что ему виднее, почему».

 

Машина Оксаны после ДТП

– Следственные эксперименты должны проходить в максимально близких к реальным событиям условиях, для установления истины свидетелей должно быть как можно больше – в моем случае все было сделано абсолютно противоположно.

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

Оксана перечисляет другие эпизоды, которые считает нарушениями:

– ДТП случилось зимой в темноте, было скользко, свет фар встречных машин слепил глаза. События восстанавливали летом — в июне и июле, когда видимость на дороге была значительно лучше.

– На бездомном была темная одежда, а демонстратору следователь дал куртку со светоотражающей надписью «Следчы камітэт».

– Основной свидетель изначально указывал, что в крайней левой полосе перед машиной Оксаны на расстоянии 5-10 метров двигался другой автомобиль, и даже рисовал эту машину на схеме. Но следственный эксперимент проводился без этого авто, которое могло помешать Оксане увидеть пешехода. Брестчанка убеждена, что в день закрытия дела следователь вынудил свидетеля изменить эти показания.

В итоге в деле остались только автомобили, зафиксированные камерой видеонаблюдения с ближайшего отделения банка. Автомобиля, на наличии которого настаивает Оксана, на записи нет.

«Остался незафиксированным автомобиль «Скорой помощи», подъехавший по третьей полосе, – продолжает Оксана. – Водитель троллейбуса, который ехал справа от меня и отвлек меня, выезжая на мою полосу, пришел на второй эксперимент и поставил троллейбус ровно на остановке. Водитель автомобиля, который ехал за мной на расстоянии 20 метров, сказал, что в тот момент, когда пешеход выскочил на дорогу, стоял напротив банка».

 

Стоп-кадр видеозаписи

Таким образом, объясняет женщина, получилось, что местоположение автомобилей сдвинулось назад, к перекрестку. Так было искусственно увеличено расстояние до сбитого пешехода, что также сыграло не в ее пользу.

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице

Верховный Суд не обнаружил существенных нарушений.

В управлении Следственного комитета по Брестской области Еврорадио сказали, что следователь Виктор Горбанюк, который занимался расследованием и мог бы объяснить, почему следственные эксперименты проходили именно так, или оспорить критику Оксаны, больше не работает. Причину увольнения и новое место службы следователя называть не стали.

Сама же Оксана уже три года отчаянно звонит на горячие линии, пишет жалобы в Следственный Комитет, Верховный Суд, МВД и другие ведомства. Безрезультатно.

В Верховном Суде считают, что доводы, изложенные в жалобах, являются несостоятельными.

«Выводы суда о вашей виновности и преступлении основаны на совокупности достаточных, допустимых, достоверных доказательств, в полной мере мотивированы и сомнений в своей правильности не вызывают, – отвечает Оксане заместитель председателя Верховного Суда Руслан Анискевич. –  Доводы, приведенные в жалобах и направленные на переоценку доказательств, удовлетворению не подлежат. По делу не допущено существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Оснований для принесения протеста и отмены состоявшихся по делу судебных решений не имеется».

Брестчанке насчитали  000 за лечение бездомного, который выскочил под ее машину и умер в больнице
Из ответа заместителя председателя Верховного Суда Руслана Анискевича

«Существенных нарушений не обнаружено», – означает ли это, что есть несущественные? Верховный суд свое решение не комментирует.

 

Что дальше?

24 января 2018 года Оксане пришел еще один ответ — из Управления собственной безопасности центрального аппарата Следственного комитета: «Оснований для проведения дополнительных разбирательств не имеется».

«Я ращу троих детей. Работаю экономистом, и получаю 300 рублей в месяц, – говорит Оксана. – Никакой помощи от государства не видела. Наша семья живет в старом деревянном доме, который построен пятьдесят лет назад. На улучшение жилищных условий не претендуем, сами делаем ремонт уже не первый год. Вдобавок приходится оплачивать такие вот суммы».

Теперь Оксана Король собирается обращаться в Генеральную прокуратуру и параллельно писать в Следственный комитет, чтобы ей подробно разъяснили, почему следственные эксперименты проходили с нарушениями, и за это никто не ответил.

«Если мне не помогут, буду писать в Администрацию президента, – вздыхает брестчанка. – Раньше я этого не делала, так как считаю, что это последняя инстанция, куда следует обращаться. Но не опускать же руки».

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.