Прислать новость
  • 6 °C
    Погода в Бресте

    6 °C

  • 2.5864
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5864
    EURO3.1186
    100 RUB3.4027

Фото: Олег ПОЛИЩУК, "Брестская газета"

«Теневая экономика в 2021 году может превысить 50% ВВП». Два мнения о том, что будет после повышения налогов

08.01.2021 19:56 Фото: Олег ПОЛИЩУК. Источник фото

Мы спросили у экономистов, как будут расти цены после недавних налоговых изменений, и начнется ли массовый уход бизнеса в «тень».

С начала 2021 года в Беларуси выросли ставки НДС на ввоз ряда товаров, в том числе лекарств, налог для операторов электросвязи и сотовой связи, налог на сдачу квартир, дач и гаражей, единый налог для репетиторов, парикмахеров и др. – весь список выглядит внушительно. По обсуждениям в соцсетях можно заметить, что белорусам свойственно ждать повышения цен на большую цифру, чем прибавка к налогу, и общего подорожания жизни. Спросили об этом у экспертов.

Читайте также: «Больше всего денег будет «утекать» на коммуналку и лекарства»: брестчане об очередном повышении цен

Реклама

«Цены вырастут не на все»

Старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб обращает внимание на то, что величина налогов изменилась все же точечно.

Вадим Иосуб

«У нас нет таких изменений налогов, которые бы затронули все цены. Если бы вырос НДС на все, это бы, безусловно, коснулось всех цен. Что касается лекарств, то поменялись льготные ставки: там, где было 0%, вводится 10%. На товары, на которые НДС вырос на 10%, соответственно, можно ожидать роста цен на те же 10%. Понятно, что у нас регулярно растут акцизы, в частности на сигареты, поэтому они подорожают. Если налог растет на фиксированную величину, цены на соответствующие услуги тоже вырастут. На товары и услуги, на которые не изменились налоги, соответственно, не надо ждать роста цен». 

Нет прямой математической формулы для подсчета возможного роста цен, отмечает глава Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук

Ярослав Романчук

«Конечно же, когда повышаются налоги, тарифы на электроэнергию, другие обязательные платежи, то в условиях очень низкой прибыльности коммерческих операций это должно привести к росту цен. Какой он будет – увидим, но будет. Там, где есть статус монополии/олигополии — будет выше, в других ситуациях в условиях более конкурентного рынка и перехода части товарного оборота в «серую» экономику будет меньше. Но, естественно, это не добавит ни устойчивости бюджету и производителям, ни оптимизма домашним хозяйствам». 

Удар по пенсионерам

Самой сложной выглядит ситуация с медицинскими товарами – они будут дорожать в условиях пандемии, когда к тому же почти закрыты возможности покупать лекарства за границей. Мы предположили, что это ударит по пенсионерам и людям с хроническими болезнями, которые тратят на лекарства порядочную часть своего бюджета. 

«Я сталкивался с оценкой, что медицинские товары – это приблизительно 5% в общей потребительской корзине, — комментирует Вадим Иосуб. – Соответственно, рост НДС на медицинские товары касается лишь 5% покупок среднего белоруса. Его увеличение на 10% приведет к удорожанию средней корзины на 0,5%. Для конкретных людей влияние будет разным. Кто-то абсолютно здоров и в аптеку вообще не ходит, кто-то сильно болен и всю свою зарплату отдает на аптеку». 

У части пенсионеров, еще поддерживающих Лукашенко, не останется к этому экономических причин. Ярослав Романчук отмечает, что пенсия в этом году рискует опуститься ниже 150 долларов, и это в условиях роста издержек на коммунальные, транспортные услуги, лекарства и т. д.

Реклама

«Чтобы налоги не шли на зарплату ОМОНу»

Следующий вопрос, который нас интересует – стоит ли ждать массового ухода белорусского бизнеса в «тень». 

Иосуб считает, что как налоги растут не всё и не для всех, то также и говорить о бизнесе в целом не приходится. Что касается сдачи квартир и другой недвижимости, то здесь «тень» была и так. Кто-то платил налоги, кто-то не платил. Оценить, сколько налогов платят, а сколько не платят, сложно – естественно, «тень» в статистику не попадает. 

«Можно предположить, что какое-то увеличение неплатящих налоги будет. Но будет ли оно массовым – вопрос открытый. 

Тут есть еще и другое течение – в связи с политическими событиями у достаточного количества как простых потребителей, так и тех, кто предоставляет услуги или что-то продает, есть желание меньше платить государству, причем не из каких-то меркантильных соображений, а в качестве общего лозунга. Есть условное выражение: «Чтобы наши налоги не шли на зарплату ОМОНу». Скорее всего, в малом бизнесе, в предпринимательстве в связи с этим идет процесс ухода в «тень», даже вне связи с ростом налогов. Вероятно, желание не платить налоги или платить их меньше будет продолжаться, но будет ли оно очень массовым – скорее нет». 

«Мы сползаем в ситуацию лихих 90-х»

Романчук объясняет, что авторитарно-тоталитарная диктатура нашего типа неизбежно приводит к «серой» экономике и вседозволенности силовых структур, которые эту экономику «крышуют», – то есть к тому, чем пугает пропаганда, навешивая ответственность за такой ход событий на своих оппонентов. 

«В ситуации, когда налоговая нагрузка была самой основной проблемой бизнеса – и это было до коронавируса, до серьезного удара по финансам, по сбыту, – в 2021 году ее увеличение, рост напряжения, уменьшение доступа к ресурсам развития грозит сокращением производства, выводом капитала и, конечно же, переводом части бизнеса в «серую» сферу, чтобы минимизировать как раз налоговые издержки».

Чтобы выжить и продолжить работать, бизнесу проще договориться с каким-нибудь  силовиком или контролером, найти «крышу и платить ей – таким образом государство само же выталкивает себя из сферы легального оборота.

«Так мы сползаем в ситуацию лихих 90-х, когда в Беларуси был рэкет, «крыши», когда налоговая нагрузка на бизнес была такая высокая, что проще было найти «решал». И 2021 год будет временем активизации этих самых «решал» и «схематозников», которые за определенную плату будут нейтрализовывать контрольные органы, налоговые, даже следственные, в зависимости от того, какой это бизнес и какие «крыши». Так что если белорусская «серая» экономика оценивалась в 35-40% ВВП, то в 2021 году она может превысить 50%».

В каком-то смысле государство создает для силовиков и номенклатурщиков такую систему, в которой они сами могут решать свои финансовые проблемы, получая нелегальные барыши.

«Думаю, это было непреднамеренное последствие, – поясняет Романчук. – Не думаю, что Минфин думал именно об этом, но это логика действий и практика, которую мы видим в России, Украине, Казахстане, Молдове и т. д. – как только фискальная и административная нагрузка приводит фирму к банкротству, начинается поиск альтернатив. Когда проверяющий видит, что компания не выживает, он предлагает ей свои услуги».

Я слышал, что уже в 2020 году в Беларуси гораздо чаще звучали предложения силовых структур, контрольных органов о «крышевании» бизнеса. В 2021 году это будет гораздо более распространенным явлением. Потом эти люди, которые будут «крышевать», получать полную информацию, конечно же, могут стать теми, кто захочет «прихватизировать» активы или занять тот бизнес. 

Читайте также: Ярослав Романчук: Весной мы получим новый протестный взрыв, который усугубится еще и состоянием экономики

Оптимальная налоговая нагрузка для малой открытой развивающейся экономики, как показывают исторические факты, не должна превышать 20% ВВП. К этому нужно прибавить режим экономической свободы и защиты частной собственности, чтобы рассчитывать на рост. Мы эти условия давно перешагнули. 

«В Беларуси остается Совок/Госплан, поэтому с нашими 45% плюс регуляторной нагрузкой в 12-15% мы давно уже в ситуации, когда государство является главным тормозом и душителем развития и роста».

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.