Прислать новость
  • 20 °C
    Погода в Бресте

    20 °C

  • 2.5221
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5221
    EURO2.6617
    100 RUB4.7379

Финансовый ликбез от Сергея Чалого: когда очень нужны деньги

22.06.2011 18:42

На этот раз мы попросили финансового аналитика Сергея Чалого объяснить читателям «БГ», почему в банковских обменниках вот уже три месяца нет валюты.

Наш постоянный эксперт также рассказал, какими последствиями для экономики страны может обернуться нынешнее состояние неопределенности на валютном рынке, к чему может привести административное регулирование цен, и посвятил в некоторые тонкости большой игры по распродаже госсобственности.

Официальный курс не рыночный

– Почему при нынешнем очень стабильном официальном курсе рубля по-прежнему крайне сложно купить валюту? Почему Нацбанк не поддерживает курс белорусского рубля, не проводит интервенции на бирже, коль, как заметил президент, «точно просчитали и определились с курсом»?

Реклама

– Валюты нет, потому что, как вы отметили в вопросе, Нацбанк не проводит интервенции на бирже. Соответственно, у коммерческих банков нет возможности покупать там валюту для обменников. А такая ситуация сложилась, потому что официальный курс не рыночный. Он примерно процентов на 20 ниже того равновесного курса, который уже сложился на черном рынке наличной валюты. Соответственно, валюты и нет. Нет смысла продавать ее дешевле, когда на черном рынке, где она вращается, она стоит дороже.

А Нацбанк не проводит интервенции, потому что понимает: поскольку курс ниже рыночного, спрос будет выше, чем предложение, и ему придется покрывать эту разницу из своих собственных резервов. Делать это он не хочет.

К тому же сейчас существует так называемый отложенный спрос на валюту со стороны людей, которые ее не могут купить. И этот отложенный спрос достаточно велик. То есть если сейчас даже при равновесном курсе открыть валютный рынок, то первоначальный всплеск спроса будет такой, что есть опасность истощить ресурсы Нацбанка. А они и так сегодня (С.Чалый отвечал на вопросы «БГ» 20 июня – прим. автора) довольно ограничены. В структуре золотовалютных резервов наряду с монетарным золотом и прочими активами валюты довольно немного – порядка 1,8 миллиарда долларов. (21 июня Беларусь получила первый транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС в сумме $800 млн. Средства зачислены на счет Министерства финансов Беларуси в Национальном банке. Автоматически они включаются в состав золотовалютных резервов- прим. автора).

И шансов все меньше и меньше

– Какими последствиями для экономики может обернуться нынешнее состояние неопределенности с курсом белорусского рубля?

– Последствия мы все уже видим. Первое – это фактически мертвый межбанк, где проходит только какое-то директивное перемещение валюты между госпредприятиями в рамках концернов. Частникам-импортерам купить валюту практически невозможно. Соответственно, такая ситуация приводит к остановке, к паузе в их деятельности. Некоторые из них вовсе прекращают работу. А это означает возможное будущее банкротство и возможную безработицу, связанную с этим.

Во-вторых, это отсутствие валюты в обменниках. И шансов на то, что она там появится, все меньше и меньше.

В-третьих, приходится хитрить предприятиям, которые вынуждены продавать валюту в рамках обязательной 30-процентной продажи валютной выручки. Они сейчас активно прибегают к различным схемам, чтобы эту свою валютную выручку спрятать где-то на каких-то счетах. В частности, об этом свидетельствует рост оборота на бирже рублей. Это говорит о том, что используются схемы оставления валютной выручки на счетах специально открытых фирм, своеобразных прокладках, грубо говоря.

В-четвертых, приостановка деятельности и закрытие импортеров означает, что уменьшается ассортимент, вплоть до товарного дефицита импортных товаров. Получается, что таким варварским способом ведется борьба с импортом.

– А к чему может привести ограничение цен?

Реклама

– В условиях административного сдерживания цен становится выгодным экспорт с помощью так называемых челноков. Соответственно, уменьшается валютная выручка предприятий, вывоз продукции которых на экспорт осуществляется таким вот челночным способом, то есть усилиями населения.

Пытаясь бороться с этим явлением, государство издает постановления вроде того, которое было по поводу вывоза топлива и некоторых других товаров. Отсюда же и растут ноги заявлений по о том, что если кто поедет на работу за границу в качестве гастарбайтера, то будет оплачивать 100% стоимости коммунальных услуг. Таким образом власти пытаются ограничивать народный экспорт товаров и таким же макаром пытаются ограничивать народный экспорт услуг, в данном случае строительных.

Поскольку цены на социальные товары зачастую оказываются ниже себестоимости производителей, им эти товары производить просто невыгодно. На экспорт они идут нормально, а внутренний рынок оголяется, как это было в Минске с кефиром.

Здесь еще работает тот фактор, что закваска-то импортная. Соответственно, возникает проблема с ее приобретением, даже притом что она дает какие-то копейки в себестоимости. Потому что если у вас нет валюты для какой-то маленькой детальки, компонента производства, то у вас останавливается все производство.

Из-за того что производить на внутренний рынок становится все менее выгодно, образуется этот самый товарный дефицит, проблему которого власти опять же пытаются решать административным способом, составляя ассортиментный перечень, заставляя, чтоб в магазинах все было. И точно так же с импортом. Если выбывают частные импортеры, то понятно, что нужно вводить какой-то институт специмпортеров. Об этом тоже уже говорилось, что будут назначать на конкурсах тех, кто будет этим импортом заниматься вместо закрывающихся частных компаний.

Большая игра

– Как Вы оцениваете шансы на продажу чего-нибудь из серьезной, привлекательной госсобственности, из так называемого фамильного серебра в ближайшее время?

– Тут сложно судить. Предложение структур Сулеймана Керимова о покупке контрольного пакета ПО «Беларуськалий» за 15 миллиардов – это в общем-то очень заманчивое предложение. Ведь это самый лакомый актив, который у нас есть. Похоже, что он поймал президента на слове, когда тот недавно на совещании сказал, что цена «Беларуськалия» в 30 миллиардов определена и, мол, сколько денег кто принесет, такую долю и получит. Исходя из этой оценки получается, что 15 миллиардов – это контрольный пакет.

Понятно, что это то предприятие, которое не хотелось бы продавать никогда, потому что это порядка 15% валютной выручки, которая поступает в страну. Но в то же время 15 миллиардов – это сумма, которая позволит ничего не меняя, не прибегая ни к каким мерам реформирования экономики, протянуть еще 1,5 – 2 года. Поэтому соблазн очень и очень велик. И в какую сторону перевесит, сложно сказать. Думаю, какая-то приватизация пойдет. Просто очень нужны деньги. И есть опасность, что такого рода сделки могут состояться.

– Но 17 июня появилась информация, что акционеры ОАО «Уралкалий» отказались от покупки ПО «Беларуськалий». Об этом, по информации российских СМИ, сообщил один из совладельцев «Уралкалия» Александр Несис в кулуарах Петербургского международного экономического форума.

– Я думаю, что это просто идет торговля. Это элемент игры на понижение. Потому что российский «Сбербанк» заявлял о том, что в его структуры уже обратились за кредитной линией на приобретение «Беларуськалия» и сам банк готов стать консультантом по этой сделке. Все это большая игра. Одна сторона старается не продешевить, а вторая – сбить цену.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.