Прислать новость
  • 31 °C
    Погода в Бресте

    31 °C

  • 2.528
    Курс валюты в Бресте
    USD2.528
    EURO2.6616
    100 RUB4.7328

Финансовый ликбез от Сергея Чалого: обращения в ЕврАзЭС и МВФ – это крик о помощи

09.06.2011 13:21

На этот раз финансовый аналитик Сергей Чалый ответил на вопросы «БГ» по поводу кредитов ЕврАзЭС и МВФ и рассказал о причинах несостоятельности нынешней белорусской экономической модели.

О кредите ЕврАзЭС

– ЕврАзЭС выделил Беларуси кредит. Какие-то нынешние проблемы можно решить за эти деньги?

– Конечно же, нет. Ведь это не те суммы, которые способны что-то изменить. Даже Мясникович говорил, что 800 миллионов очень мало. Единственное, что это позволяет, – продержаться несколько месяцев до подхода средств МВФ, если такие будут.

Реклама

– То есть на стабилизацию курса рубля рассчитывать не стоит?

– Дело в том, что условием выделения кредита ЕврАзЭС была унификация курса, но, как выяснилось, не доведение его до рыночного уровня. Формально условия выполнили. Очевидно, что этот курс, являясь единым, по-прежнему ниже равновесного. Именно это тормозит и наличный рынок валюты, и рынок валюты на межбанке. И, судя по плану действий правительства, который недавно рассекретили, там даже близко нет мер, направленных на то, чтобы двигаться к тому курсу, который мог бы быть равновесным. То есть тот, по которому валюта свободно покупалась бы и продавалась без необходимости Нацбанку тратить золотовалютные резервы.

О кредите МВФ

– Кроме ЕврАзЭС, белорусское правительство обратилось за кредитом в МВФ. Как Вы оцениваете шансы его получения с учетом присутствия в этом вопросе известной политической составляющей?

– Честно говоря, я не уверен, что там есть какая-то серьезная политическая составляющая. Потому что МВФ все-таки подчеркнуто неполитическая организация. Она из всех мировых такого рода структур, пожалуй, самая неполитическая. Если тот же Всемирный банк более-менее учитывает эти вопросы, то МВФ имеет довольно богатую историю работы с режимами, гораздо более людоедскими, чем наш, и не думаю, что это их может остановить. Они, скорее, смотрят на способность правительства исполнять ту свою программу, которая с МВФ согласовывается. По большому счету и все. Но тут тоже есть вопросы…

– Вы имеете в виду прошлую программу, которую белорусское правительство, по сути, не выполнило?

– О чем и речь. Они (МВФ – прим. автора), конечно, научены определенным горьким опытом, поэтому так легко на обещания не купятся. С другой стороны, после того как закончилась программа stand-by в первом квартале 2010 года, они высказывали как раз интерес в продолжении сотрудничества и возможности выработки новой программы на более длительный срок и в больших объемах. Я думаю, что и наше правительство прекрасно все понимает. И если дважды обмануть не получится, то оно, скорее всего, должно быть готово к тому, что придется на какие-то относительно серьезные шаги идти. Особенно с учетом того, что ситуация действительно плохая. Настолько плохая, что начинают что-то делать только тогда, когда становится уже страшно.

Я даже думаю, что в этой истории с антикризисной программой действий суть вовсе не в пунктах этой программы, а в инсценировке, которая сопровождала ее появление. Сначала заявили о том, что есть такая секретная программа, но она настолько страшная, что ее населению показывать не будут… А потом смело ее населению показали. Скорее всего, это должно было продемонстрировать хотя бы внешне, что смотрите, у нас есть политическая воля и мы готовы идти на серьезные шаги. Так что я, честно говоря, оцениваю достаточно положительно возможность получения этого кредита.

– Но ведь многие эксперты говорят о том, что белорусское руководство все-таки вынуждено будет выпустить политзаключенных, иначе кредита МВФ не видать? К тому же в МВФ большинство голосов – это США и Евросоюз…

Реклама

– Не знаю. Мне кажется, тут вообще смешиваются две вещи. Я думаю, что МВФ такое условие не ставит. Просто-напросто это произойдет в силу того, что так или иначе придется идти на сближение с Западом и рано или поздно все равно все заключенные будут выпущены. Но вовсе не из-за МВФ.

Крик о помощи

– Можно ли рассматривать обращение за помощью в ЕврАзЭС и МВФ как признание несостоятельности нынешней белорусской экономической модели?

– Собственно, несостоятельность нынешней белорусской экономической модели совершенно очевидна на протяжении пяти месяцев этого года. А обращения в ЕврАзЭС и МВФ – это, скорее, уже крик о помощи.

– То есть следствие этой несостоятельности?

– Да. Просто стало очевидно, что все предыдущие годы, начиная с 2006-го, та модель роста, которая была, целиком финансировалась за счет внешнего сектора. То есть была связана с наращиванием кредитов и тратой золотовалютных резервов. Причем, чем сильнее требовали административно высокого роста ВВП, тем сильнее наращивались дисбалансы во внешнем секторе. И рано или поздно что-то такое должно было произойти.

Сейчас стоит вопрос о переходе с модели роста, которая была обеспечена внутренним спросом, причем избыточным внутренним спросом, когда потребляли больше, чем зарабатывали, на какой-то более-менее сбалансированный, даже, может быть, экспортно ориентированный вариант. Потому что все предыдущие годы, конечно же, никакой экспортной ориентации у нас не было. На самом деле была импортозависимая модель экономического роста.

Ну а обращение в ЕврАзЭС, с которым белорусская сторона вышла на руководство России еще летом прошлого года, было попыткой найти какие-то деньги, чтобы продолжать предыдущую модель. Что касается обращения в МВФ, то понятно, что тут деньги даются под серьезные структурные реформы, и понятно, что уже без демонтажа и перестройки этой модели не обойтись.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.