• 2 °C
    Погода в Бресте

    2 °C

  • 2.5893
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5893
    EURO2.832
    100 RUB3.3201

«Большая перемена» за кадром

109 30.09.2010 14:55

Если бы не ряд обстоятельств, эта картина о молодом учителе Несторе Петровиче и его великовозрастных учениках могла иметь не только другое название, но и других героев.

«Не надо издеваться над учительством!»

В начале 70-х годов страна боролась за образование рабочей молодежи, поэтому партия дала киношникам задание: «внедрить в массовое сознание мысль, что в школах рабочей молодежи учатся талантливые люди». Партия сказала: «Надо», режиссер Алексей Коренев ответил: «Есть!» и взял за основу сюжет повести Георгия Садовникова «Иду к людям», написанной еще в конце 50-х годов. Садовников сам когда-то работал в ШРМ, поэтому в книге описал обычную жизнь своих учеников и коллег-учителей. Повесть была далеко не смешной, где-то даже грустной, однако режиссер решил снимать по ней именно комедию. Автор книги всеми силами сопротивлялся, чтобы из его произведения делали комедию. Коренев нашел нужные слова, чтобы убедить писателя поработать вместе.

Реклама

Подготовительные работы над картиной начались в конце декабря 1971 года. Сценарий писали два года, и в целом он отличался от книги. В частности, не совпадали образы главных героев. Леднев (персонаж Леонова) в книге был женщиной. Петрыкин был толстым невзрачным мужчиной. Такой обаятельный по фильму персонаж как Ганжа в книге выглядел тщедушным подростком и появлялся по сюжету всего один раз. А героя Савелия Крамарова – Тимохина – вообще не было. Даже во время съемок в сценарии приходилось многое менять.

Кстати, изначально фильм назывался вовсе не «Большая перемена», а «Приключения школьного учителя». Однако новость о том, что скоро на экраны выйдет комедия о школе, просочилась на страницы прессы. В газете «Вечерняя Москва» появилось малюсенькое сообщение о начале съемок. Что тут началось! Уже на следующий день в Министерство образования пришло 400 писем от возмущенных педагогов, многие из которых посчитали обидным, что про их нелегкий и серьезный труд будут снимать легкомысленную комедию. «Не надо издеваться над учительством! Педагогика и приключения – вещи несовместные!» – писали они. Дошло до того, что режиссера вызвали на ковер к министру просвещения. Кореневу удалось объяснить, что, наоборот, целью фильма является обратить внимание на необходимость уважительного и почтительного отношения к профессии учителя. Министра это объяснение вполне удовлетворило, однако на прощание он все же попросил сменить название, чтобы не обижать педагогов.  

Новое название фильма определил конкурс, объявленный режиссером. Победителю полагалась бутылка коньяка. Назвать фильм «Большая перемена» предложил оператор Анатолий Мукасей.

Реклама

«Пусть фильм станет длиннее»

Планировалось, что это будет 2-серийная картина. Потом решили остановиться на 3 сериях. Худсовет, отсмотрев уже готовый материал, принял беспрецедентное в советские времена решение: пусть фильм станет длиннее! Решение чиновников было основано не столько на том, что отпущенного метража не хватало, сколько на сильном актерском составе. Когда в картину пришли такие люди, как Леонов и Быков, к двухсерийному сценарию решили приписать третью, а потом уже и четвертую серии. А спустя 35 лет сценарист признался, что в фильме могло быть и пять серий, но время и деньги, выделенные на съемки, закончились.

Съемки «Большой перемены» проходили по всему Советскому Союзу: в Ярославле, Москве и Сочи. Обстановка на съемках сложилась дружеская и расслабленная. Лишь Михаил Кононов портил всеобщее хорошее настроение своими выкрутасами. Помимо споров с режиссером, он перед тем как войти в кадр, любил поругаться с кем-нибудь из коллег. Говорили, что таким образом он настраивался на роль.

Монтаж ленты шел параллельно со съемками. По тем временам это было очень прогрессивно. 6 апреля 1973 года съемки фильма были закончены. Спустя 12 дней (21 апреля) фильм был сдан заказчику, а уже 29 апреля – 2 мая 1973 г. состоялась премьера. Высокие начальники приняли картину благосклонно. Пришлась по душе картина и народу: во время ее показа улицы советских городов буквально вымирали. Были и недовольные, которые утверждали, что «нет в фильме настоящей рабочей молодежи и тяги к знаниям нет. Есть хулиганистый парень Ганжа, «дергающий» нервы всем педагогам, есть рабочий, пришедший учиться в ожидании, что ему за это будут платить, есть заядлый танцор, не собирающийся учиться и освободившийся от вечерней смены ради танцев, и есть пожилой рабочий, весьма туго воспринимающий учебу и постоянно попадающий в нескладные ситуации. Досадно за великолепных комедийных актеров, вынужденных растрачивать свой талант…»

Но! «Большая перемена» до сих пор не потеряет своей актуальности и интереса зрителей разных поколений. Семидесятники видят в ней свою молодость, их дети наблюдают жизнь своих родителей. В картине отражена не просто жизнь одного класса, это бытие целой страны, ее воспитание, смех сквозь слезы, любовь, ревность, дружба, взаимовыручка, которые возраста не имеют.

«Любой бред в их исполнении выглядел милым…»

Реклама

Для многих актеров роли в этой ленте стали поистине звездными. Позже Михаил Кононов так опишет в мемуарах работу в картине: «В «Большой перемене» был собран весь цвет четырех поколений актеров, начиная от популярных народных до только что окончивших театральные училища. Мне приходилось оправдывать фантасмагорические ситуации и несуразный текст. О «Большой перемене» много писали, и с успехом она прошла за рубежом. Вот такой силы таланты были в то время в России. Любой бред в их исполнении выглядел милым и обаятельным, а главное – искренним».

Отбор актеров в картину был кропотливым. Весьма мучительными были поиски главного героя – Нестора Петровича Северова. На эту роль претендовали сразу два актера – Михаил Кононов и Андрей Мягков (Мягков пробовался и на Ганжу). Причем кинопроба Мягкова очень понравилась худсовету. Но было одно «но», которое раздражало режиссера: актер «тянул» в картину свою супругу. Таково было его условие на участие в съемках. Коренев отказал его жене в роли, и в знак солидарности с женой из проекта ушел и Мягков. Михаил Кононов сам не очень-то хотел сниматься в роли учителя-недотепы, но на пробы ходил исправно и до последнего тянул с окончательным ответом. Режиссер вынужден был пробовать на роль Северова других актеров. Нестором Петровичем мог стать и Константин Райкин, но в итоге Кононов дал-таки свое согласие.

Светлана Крючкова (Леднева) попала в «Большую перемену» случайно. Ее супруг, который пробовался на роль Ганжи, но потом отказался от работы, попросил Светлану отвезти сценарий на студию. На «Мосфильме» она в дверях столкнулась с режиссером Кореневым, и тот неожиданно пригласил незнакомку на репетицию. Правда, поначалу он видел Крючкову в роли жены Ганжи, однако репетиция закончилась неудачно. Коренев не стал отказываться от понравившейся молодой актрисы (на тот момент она была студенткой 3-го курса Школы-студии МХАТ) и предложил ей роль Нелли Ледневой. «Я была потрясена: меня, студентку, утвердили практически без проб!..» – вспоминает Крючкова. Кстати, на роль сентиментальной Ледневой пробовались Ольга Науменко и Наталья Гвоздикова. Науменко уже даже хотели утвердить, но… именно в это время произошла встреча режиссера со Светланой Крючковой.

Роль Ледневой действительно стала большой переменой в жизни Крючковой. После выхода фильма на экраны ее одну со всего курса пригласили на работу сразу пять ведущих театров Москвы.

Полиной могла стать Наталья Гундарева. Про это даже существует следующая байка. Говорят, когда Коренев увидел где-то ее фотографию, его пронзила мысль: «Это же вылитая Полина!» Он немедленно ей позвонил. А та как ушат холодной воды на него вылила, заявив: «А ты задницу мою видел?» Коренев увидел ее на пробах и действительно понял, что на роль Полины Гундарева явно не подходит. Полиной стала Наталья Гвоздикова, которая мечтала сыграть Нелли. Позже в одном интервью Гвоздикова заявила, что ее не взяли на главную роль из-за того, что она отказалась пофлиртовать с режиссером.

На роль Ганжи рассматривали Станислава Садальского и Александра Филиппенко. Но заводной Садальский немного переигрывал, поэтому остановились на кандидатуре Александра Збруева. К слову, ради харизматичного актера режиссер не раз шел на уступки. Так, согласно сценарию и задумке костюмеров, все актеры-мужчины в картине должны были появляться на заводе, где они работают, исключительно в робах. И только Збруев встал на дыбы: «В робе ходить не буду!» В итоге стильная замшевая куртка Ганжи стала его своеобразным отличительным знаком.

При подготовке использованы материалы сайта «КП», «Кинопоиск.ру», главы из книги «Наше любимое кино. Интриги за кадром» (изд-во «Алгоритм», 2004) и других открытых источников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.