• 3 °C
    Погода в Бресте

    3 °C

  • 2.5893
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5893
    EURO2.832
    100 RUB3.3201

Два часа с «Калекой…», или Катание на эмоциональных горках

84 23.09.2010 15:34

«Может, вы не поймете, это комедия, - перед началом спектакля «Калека с Инишмана» предупредил его режиссер Сергей Федотов. - В ней даже есть несколько слов ненормативной лексики. Я очень извиняюсь, но Макдонаха без них нельзя играть…»

…Сценография минимальна: интерьер дома, ирландское распятие на стене, грубые столы и стулья, деревянный прилавок и стеллажи с банками горошка, настоящие ирландские чашечки, ложечки, чайники, привезенные прямо с Инишмана (!). Костюмы по-человечески теплые, обжитые. Народная ирландская музыка сливается с шумом морского прибоя и отдаленным звоном колокола. 

…30-е годы ХХ века. Остров Инишман, оторванный от материка, от цивилизации. Остров, где-то там, на краю земли. Жители этого крошечного острова живут в ожидании (а потом и обсуждении) хоть каких-то событий и новостей. Пусть даже это будет новость о том, как гусь ущипнул соседского кота за хвост. Они заполняют свою жизнь странными и безобидными занятиями: кто-то подслушивает, кто-то любит поглазеть на коров, кто-то разбивать куриные яйца о человеческую голову. Но неспешная жизнь чудаковатых инишманцев буквально взрывается, когда они узнают, что на соседний остров приезжает съемочная группа из Голливуда…

Реклама

…Девять героев, разных, странных, но по-своему колоритных. Тетушки Эллин и Кейт несколько простоваты и туповаты. Одна из них к тому же разговаривает с камнем. Малыш Бобби больше смахивает на верзилу с одной извилиной в голове. Продавец новостей Джоннипатинмайк (Пустозвон) – противный старикашка, сплетник, который подслушивает, подсматривает и наживается на чужих несчастьях. Его мамаша – старая алкоголичка. Врач, который наблюдает за Билли и мамашей Пустозвона. Грубая и дерзкая Хелен по прозвищу Чума – молодая оторва, хамка, у которой что ни слово, то «сука». Ее брат Бартли – недалекий юнец, постоянно унижаемый сестрой и мечтающий о телескопе и чупа-чупсах, хуба-бубах из Америки. И, наконец, Билли, калека Билли, с увечной походкой, скрюченными пальцами рук и… умными глазами, полными тоски, который читает книги и, по словам тетушек, «постоянно берется за старое – опять думает». А еще Билли мечтает оказаться как можно дальше от Ирландии и узнать правду о своих родителях.

…Не знаю, была ли это комедия. Для меня это была и комедия, и трагедия, и драма, и трагифарс. Два часа пролетели как несколько минут, странные инишманцы затянули меня в свой мир и поиграли на всех струнах моих эмоций. Это было катание на эмоциональных горках: то вверх, то вниз, то резкий поворот, то прямо. От грусти – к улыбке, от смеха – к слезам, от слез – к радости, иногда к смеху сквозь слезы, от презрения – к удивлению, от грубости – к нежности, от смешного – к печальному, от жестокого – к доброму, от милого – к откровенному.

…Герои. Они только кажутся внешне несколько грубыми, некоторые даже омерзительными, но по ходу пьесы о них все время узнаешь что-то такое, что полностью меняет отношение к ним. И ты начинаешь понимать, что человек на самом деле почти всегда остается человеком, нужно только это разглядеть…. Что за грубостью и жестокостью, как за маской, может прятаться нежная, добрая душа, а ты докопайся до нее и… Что доброта тоже может «ударить», если ее обмануть…

Реклама

Тетушки-наседки. Они приютили брошенного калеку, вырастили его и любили как родного, скрывая от него правду о родителях. Стерва Хелен только на вид дерзкая, но она тоже хочет, чтобы ее ценили и любили, и она тоже может быть нежной, ласковой и щедрой. Противный Пустозвон постепенно «открывается», и ты видишь, что он любит свою мать. Оказывается, именно он спас жизнь маленькому Билли, когда того хотели утопить спившиеся родители, но все годы молчал об этом. Старая мамаша в инвалидной коляске не озлобилась на мир и… акул, которые много лет назад съели ее мужа. «Иисус учит, что надо прощать», – говорит она. Малыш Бобби вроде бы добрый, он помог Билли попасть к киношникам, но именно он очень жестоко расправится с ним, поняв, что тот его обманул, подделав справку от доктора.

…Для меня это 100% спектакль о любви. О разной любви. О любви к Родине, любви сквозь сомнения. Ну, и пусть в Америке есть чупа-чупсы и прочие радости, но «видно Ирландия не такая дыра, раз янки приезжают сюда кино снимать», «если даже акулы заплывают сюда», а «калеки бросают Голливуд».

Это спектакль о любви к родному дому и родным людям. Где бы ты ни был и как бы хорошо там ни было, там нет тепла родных стен и людей, их, пусть даже пустых, разговоров и безобидных склок. Они оказываются важнее любой эфемерной мечты.

Спектакль о любви мужчины и женщины, матери и сына, брата и сестры, любви к тем, кто рядом. Пусть порой и странной, но любви. О любви к Богу. О любви к Ирландии, угнетаемой Англией. О любви к жизни и о том, что «легче вынести правду, чем страх перед тем, какой она может быть…»

А что касается ненормативной лексики… Как выразилась Наталья Цветкова, критик московского журнала «Театральная жизнь», «это было так изящно, так округло, что каждый раз звучало практически как комплименты».

 

Наталья Цветкова, журнал «Театральная жизнь», Москва

Реклама

«Восторг! Превосходное актерское мастерство! Любовь к деталям! Мне хотелось бы перефразировать слова Макдонаха: «Не такая уж это дыра Ирландия, раз про нее написал талантливый драматург, читают во всем мире и играют в России».

Татьяна Комонова, театральный критик, Беларусь

«Притягивает и не оставляет безразличным абсолютное владение профессией. В данном случае для меня пермский театр был образцом и на этом фестивале пока что самой высокой вершиной театрального владения своей профессией. Это был замечательный мастер-класс. Не говорю о том, что отсутствия антракта люди не заметили…».

Людмила Громыко, главный редактор журнала «Мастацтва», Беларусь

«По ощущениям этот спектакль можно приравнять к театральному празднику. Весомо и четко очерчено каждое слово. Режиссер растворяется в актерах, настолько они важны, настолько сразу выпукло преподносятся. Удивительно точно и вовремя поставленные мягкие режиссерские контрудары, точки, которые и двигают действие, раскрывают что-то с новой стороны. И затягивают. Появление главного героя сродни удару током, когда он вышел, как человек-паук, больной, изможденный болезнью, но с умным, красивым лицом, с умными глазами. Как это делается и каким образом высвечивается нужное – это то, что называется «тайна профессии». Научиться этому невозможно. Очень удивилась, как молоды актеры. Удивилась и порадовалась, потому что если они сейчас так могут, то у театра большое будущее».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.