Прислать новость
  • 27 °C
    Погода в Бресте

    27 °C

  • 2.5315
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5315
    EURO2.6623
    100 RUB4.7265

Режиссер Павел Пассини: «Брест в чем-то похож на Варшаву»

26.07.2015 17:00

«Представляете, они привезли в театр торф! И как его убрать после спектакля со сцены?» Такие разговоры можно услышать сегодня в Брестском театре драмы.

Здесь почти месяц идут репетиции спектакля «Дзяды» по одноименной поэме Адама Мицкевича. Режиссер постановки Павел Пассини – из Польши. Вместе со своей командой он приехал в Брест, чтобы поставить спектакль, премьера которого состоится уже 12 сентября.

«БГ» встретилась с режиссером в перерыве между плотными репетициями и узнала, как идет работа над спектаклем и что отличает белорусского актера от польского.

Реклама

 

– Как возникла идея поставить спектакль в театре драмы?

– Это первый спектакль, который я ставлю в Беларуси. И мне кажется, первый спектакль за долгое время, который польский режиссер ставит здесь. По разным причинам в Польше не интересовались работой с восточными соседями, но ситуация меняется.

Когда мне с neTTheatre предложили поработать в Бресте, мы искали что-то, что близко для обеих стран. Директор театра Александр Козак хотел, чтобы мы поставили спектакль на основе польской классики. Тогда я предложил «Дзядоў». У нас о «Дзядах» говорят как о архидраматургии, это один из важнейших польских текстов. Поэтому я предложил его. Ответ директора меня удивил. Он сказал, что «Дзяды» – это белорусская классика. Это показалось мне интересным.

Мицкевич отмечает, что обряд происходит на нескольких уровнях. Первый – сам обряд. Второй – то, что люди делают со своей памятью и историей. Я уже несколько лет занимаюсь театром, источником которого, с одной стороны, становятся классические тексты, с другой – документальные истории. Они не помещаются на памятники. Это вещи, о которых сложно рассказывать. Но люди все равно рассказывают. Наш замысел – соединить эти две стороны.

 

– То есть и для спектакля в Бресте вы собирали документальные истории?

– Да, мы записывали интервью. Они частично будут включены в спектакль. Это истории, связанные, например, со Второй мировой войной. Истории, которые показывают, что раздел мира на добрых и злых не такой конкретный. Так, как мацевы (надгробные плиты – прим. авт.), которые были вмурованы в дороги, как дома, которые стоят на месте гетто. Так, как история самого Бреста, который в один момент оказался отрубленным от своих корней, когда город решили перенести в другое место. Даже если об этих историях не говорить вслух, они все равно присутствуют. И Мицкевич дает нам урок: мы должны решить вопросы со своими умершими.

Реклама

– В чем отличие белорусского актера от польского? Какие у него есть сильные и слабые стороны?

– В Беларуси актеры очень внимательны к тому, что говорит режиссер. Они идут туда, куда он поведет. Это очень сильная сторона. В будущем это позволит делать новые вещи в театре.

Самое большое отличие польских актеров от белорусских в том, что в Польше они уже несколько десятков лет работают над конструкцией спектакля вместе с режиссером. Это большая ответственность. Актер становится соавтором спектакля. Он не может дистанцироваться от процесса, он внутри него. Мы работаем над импровизацией, и актер строит роль задолго до того, как выходит на сцену. Он ищет индивидуальный подход.

Такой стиль работы можно сравнить с тем, как было в античной Греции с хором.  Режиссер, драматург и инсценировщик (это был один человек) приходил со своими актерами из другого города, но хор состоял из местных людей. Он реагировал на вещи, которые были важны для конкретного места.

Так и с «Дзядамі». Спектакль, который я ставил в Ополе, будет отличаться от того, что я поставлю здесь. Это связано с тем, что во время работы придется отвечать на другие вопросы. Такой подход требует работы с инсценировкой на месте. Перед тем как мы выходим на сцену, появляется много материала, который не обязательно войдет в спектакль. И потом мы выбираем из него.

Самой тяжелой вещью становится то, что конструкция текста постоянно меняется во время работы. Для местных актеров это вызов.

 

– Вы ведь встречались с брестскими актерами раньше, в сентябре?

– Да, у нас был короткий мастер-класс. Во время него мы узнавали друг друга. И также задавали себе вопрос, на каком языке нужно поставить спектакль – русском или белорусском. Оказалось, что русскоязычный перевод неполный.

Потом мы пришли к выводу, что белорусский язык звучит лучше всего. Мои актеры, которые принимали участие в польской инсценировке «Дзядоў» и наблюдают за постановкой в Бресте, говорят, что по-белорусски текст звучит интереснее, чем по-польски. Мне кажется, некоторые части поэмы Мицкевич переводил с белорусского.

– Белорусский зритель – какой он вашими глазами?

– Мы были здесь на нескольких спектаклях, поэтому трудно судить. Вообще белорусский театр я знаю по тем постановкам, которые привозят в Польшу. Чаще к нам приезжают театры независимые. Они более отважны в инсценировках.

В Беларуси театр независимый и театр репертуарный – это два разных мира, которые не пересекаются. В Польше тоже так было. Но со временем они начали учиться друг у друга. И сейчас польский театр занимает такую мощную позицию, так много зрителей туда приходят, потому что репертуарный театр стал чувственно реагировать на то, что происходит вокруг. Он сорвал занавес и пригласил зрителя на сцену, попытался втянуть его внутрь спектакля. Я не знаю, готов ли к такому белорусский зритель. Но мне кажется, что сейчас очень хороший момент для театра.

 

– А почему, на ваш взгляд, важно ходить в театр?

– Театр – это уникальный способ взаимоотношений. Мы так редко в жизни встречаемся. Тут телефон, тут компьютер. Мы не сосредоточены друг на друге, наше внимание рассеяно. Театр – это одно из последних мест, где внимание сосредоточено. Здесь мы должны работать над тем, чтобы говорить о тяжелых вещах.

В современной жизни можно уничтожить человека несколькими предложениями. Кто-то комментирует анонимно, но не берет ответственности за свои слова. В театре я должен отважиться сказать что-то со сцены. Это более высокий уровень диалога.

 

– Как будет происходить взаимодействие со зрителями в «Дзядах»?

– Спектакль начнется с классического разделения на сцену и зрительный зал. Но тут же оно будет сломано. Зрителя пригласят близко к сцене. Чтобы обряд памяти действительно имел смысл, зритель должен участвовать в нем.

Я знаю, что театр, который мы делаем, сложен не только технически, но и тематически. Он требователен к зрителям. Но это хорошо.

 

– У вас есть любимые театральные режиссеры? И почему именно они?

– Для меня это Ежи Гротовский и Тадеуш Кантор. Гротовский, потому что я восхищаюсь тем, на какой уровень он сумел вознести актерскую игру. Кантор, потому что он нашел новое место для режиссера. В театре Кантора пространство памяти – это то пространство, в котором разыгрывается спектакль. И очень индивидуальный, субъективный подход может стать объективным для зрителя.

 

– Что вам нравится и не нравится в Бресте?

– Брест в чем-то похож на Варшаву. Снаружи все новое, красивое, а когда ты заходишь во дворы, то видишь историю. Но мы уже знаем, что нужно охранять все кусочки отбитых стен. Потому мне обидно смотреть на дома, которые тут сносятся. Не только потому, что я люблю старые здания. Но и потому, что знаю, что случилось с городом у нас. Мы просто воюем за каждый кусочек истории. В 1990-х Польша была испорчена новой архитектурой. Появилась мысль, что самое важное – это супермаркеты. Но люди выезжают из города, потому что там у них нет публичного пространства, где можно встречаться, иметь влияние.

Мне нравится в Бресте то, что, когда мы ходим по городу, смотрим, разговариваем, люди включаются в диалог. Они помнят историю.

 

– Появилось ли что-то белорусское, что стало вам близким, интересным?

– Многие вещи. На каждом шагу нас просят, чтобы мы не по-русски, а по-польски. Мое старшее поколение жило недалеко от этих мест, когда была другая граница. Поэтому кажется, будто мы вернулись к началу. Для поляков неестественно смотреть на запад. Нам ближе восток. Наша совместная история проникает друг в друга. И очень важно следить за тем, чтобы это жило дальше.

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.