Прислать новость
  • -1 °C
    Погода в Бресте

    -1 °C

  • 2.4204
    Курс валюты в Бресте
    USD2.4204
    EURO2.4985
    100 RUB3.9902

Гюльчатай, открой личико!

09.07.2009 15:46

Название «Белое солнце пустыни» участники киногруппы придумывали сообща, соблазнившись обещанной бутылкой коньяка победителю. Что еще мы не знаем о легендарном советском фильме? Читайте и смотрите старое кино по-новому.

«Стреляли…»

Ничто не предвещало «Белому солнцу пустыни» блистательную судьбу. За сценарий картины не хотел браться ни один режиссер. Все считали его слабым и неинтересным. От него открестились Кеосаян, Чулюкин, Тарковский. Андрей Михалков-Кончаловский, не увидев в сюжете ничего, кроме приключенческой интриги, тоже отказался от постановки. Госкино решило назначить режиссера в приказном порядке. Выбор пал на «запрещенного» в то время Владимира Мотыля. Вполне вероятно, что не возьмись Мотыль снимать «Белое солнце пустыни», он бы на многие годы исчез из кинематографа. В качестве компенсации Мотылю позволили перекроить сценарий под себя.  

Реклама

Изначально фильм был задуман как вестерн на тему борьбы с басмачами. По сюжету красноармеец Федор Сухов должен был сопровождать и охранять жен некоего бая, одержимого местью за отобранный красными гарем и собирающегося всех их убить, чтобы его красавицы не достались врагу. Сценарий так и назывался «Спасите гарем». Режиссер изменил треть авторского текста, ввел в сюжет мечту Сухова – молодуху Катерину Матвеевну, которой он пишет письма, и тему таможни. Хотя действие происходило в годы Гражданской войны, всякие идеологические мотивы картины были сведены до минимума.


Сказочный настрой фильма придуман Марком Захаровым, который упомянут в титрах как участник создания сценария и автор текстов писем к Катерине Матвеевне.


Мотыль не стал снимать ни «вестерн», ни «приключение». «Это фильм-легенда, фильм-сказание», – говорил он, желая приблизить историю красноармейца Сухова к русским фольклорным истокам, к народной традиции рассказа о солдате-миротворце. Что касается названия, то «Белое солнце пустыни» – это коллективное творчество. Режиссер бросил клич съемочной группе окрестить фильм по-новому. Победителю был обещан приз – две бутылки коньяка. Выиграли все. Позже, по прошествии лет, Кончаловский, напишет: «Сценарий, по которому снята картина «Белое солнце пустыни», – шедевр российского кино».

«Восток – дело тонкое»

После того, как фильм был смонтирован, он еще долго лежал на полке, так как не прошел цензуру, которая потребовала от авторов внести более 20-ти поправок. «Восток – дело тонкое», – говорили чиновники. Они совершенно справедливо вменяли фильму в вину «снижение героики гражданской войны». Возмущение цензоров вызвало и блюдо черной икры, которое подает Верещагину супруга. Икра тогда была дефицитом.

Также по прихоти цензоров из фильма была удалена финальная сцена, в которой женщины гарема горючими слезами оплакивали своего хозяина и общего мужа Абдуллу, застреленного Суховым. Худсовет, разумеется, такую концовку «зарубил». Умер и все тут! Нечего реветь!

Указание выпустить картину в прокат было дано Брежневым. Картину случайно (вместо какой-то зарубежной) привезли ему на дачу. Генсеку и его ближнему кругу «Белое солнце пустыни» понравилось. Участь фильма была решена. Зрители впервые увидели его в марте 1970 года. Подобно марочному коньяку, «Белое солнце пустыни» год от году прибавляло звезды качества. Многие высказывания героев ленты перекочевали в разговорную речь. Студия была завалена письмами с требованиями продолжения, фильм шел во всех тмутараканях, на всех кораблях, был продан сразу в 100 стран. Наряду с комедиями Леонида Гайдая и сериалом «Семнадцать мгновений весны» «Белое солнце пустыни» является чемпионом по числу показов на ТВ. Сегодня у фильма негласный статус амулета и оберега, его берут с собой в космос космонавты, его везут за рубеж спортсмены, его показывают в стране в дни общих праздников. Однако, несмотря на всероссийскую славу этого фильма, Мотыль не получил ни одной российской награды. Возмутившись хронической несправедливостью, первый президент России Борис Ельцин своим указом наградил кинорежиссера орденом Почета (1995) за фильм «Белое солнце пустыни».


Продюсеры решили создать продолжение «Белого солнца пустыни». Начать снимать фильм, с громкоговорящим названием «Белое солнце пустыни. Начало» должны были этой зимой в Узбекистане. По задумке, история фильма заканчивается там, где начинается первый кадр культовой киноленты. Приквел должен был появиться на экранах к концу 2009 года, но в связи с кризисом съемки заморозили. Предполагалось, что это будет восьмисерийный фильм. Сценаристом, как и 40 лет назад, стал драматург Рустам Ибрагимбеков.


«Гюльчатай, открой личико!»

Реклама

На роль Сухова пробовалось несколько актеров. Изначально был приглашен Георгий Юматов, даже начались съемки с его участием. Но Юматов в то время был дружен с водкой. Ему поставили условие: запьешь – снимут с фильма. Запил. Роль отдали Анатолию Кузнецову, давнему другу Мотыля.

Актера на роль Верещагина искали долго. Решили снимать Павла Луспекаева. Однако загвоздка была в том, что актер был смертельно болен и все знали об этом. Кроме того, из-за болезни ему отрезали две стопы, и он ходил на протезах. Авторы придумали, что Верещагин будет передвигаться на костылях, он же герой германской войны. Но Лупескаев играть инвалида категорически отказался. Преодолевая невыносимую боль, он снимался без костылей. И сцену на баркасе предложил снимать в море, «чтобы штормило, качало, чтобы получилось как надо». Кстати, по сценарию, Верещагина звали Александр, но Павел Луспекаев вложил в своего героя столько души, что имя персонажа изменили. Через месяц после выхода фильма на экраны актера не стало.

Гюльчатай в фильме играла Таня Федотова. На съемки она попала случайно: прогуливала занятия в балетном училище и попалась на глаза киношникам. А они как раз искали девочек для гарема Абдулы. Тане в ту пору было всего 16 лет. Кстати, среди «жен Абдуллы» были только две профессиональные актрисы, остальных играли баскетболистка, научный сотрудник и продавец, которые были привезены из Москвы. Местные девушки отказались участвовать в съемках. В эпизодах отсутствующих «жен» дублировали солдаты (те, кто похудее и поменьше ростом), наряженные в туфельки и чадру.

Роль Петрухи досталась начинающему актеру Николаю Годовникову, который до этого снялся в «Республике Шкид» и в фильме «Женя, Женечка и Катюша». В первый же день съемок актер упал и разбил нос. Режиссер решил не ждать, пока рана заживет, а снимать прямо с болячкой. Когда же рана затянулась, гримеры эту болячку «пририсовывали». Кстати, кровь на лице Верещагина в эпизоде на баркасе тоже настоящая. Павел Луспекаев тогда явился на съемочную площадку с ножевой раной на лице, которую получил в потасовке с местными жителями в пивной поблизости.

Попал в «Белое солнце пустыни» и настоящий бандит, главный мафиози Махачкалы, где велись съемки.

Произошло это случайно. Когда съемочная группа приехала в Махачкалу, местные украли весь реквизит.

Нашли главного мафиози и предложили ему сыграть в фильме самого себя, но при условии: вернуть все, что было украдено. Через пару дней весь реквизит был на месте, а махачкалинский мафиози сыграл бандита, которого «убили» у баркаса. В сцене захвата Сухова на берегу, он – в кожаной жилетке и розоватой чалме. Он отлично справился с ролью, после которой стал чуть ли ни национальным героем. Почти вся Махачкала ломилась в кинотеатры, чтобы посмотреть на него. И потом обязательно в рассказах об Али отмечали, что он еще и киноактер.

Абдулу сыграл красивый грузин – Кахи Кавсадзе. За все время съемок он так и не научился ездить верхом. На всех кадрах актер либо сидит неподвижно, а лошадь крепко держат под уздцы, либо его носит на плечах другой человек.


Первоначально фильм должен был быть двухсерийным. Планировалось, что во второй части Сухов вновь приедет на Восток и вместе с бывшими женами Абдуллы будет строить там социализм. Но высокое руководство дало добро только на одну серию. Жен Абдулы звали: Зарина, Джамиля, Гюзель, Саида, Хафиза, Зухра, Лейла, Зульфия, Гюльчатай.


«Махмуд… Поджигай!»

Съемки картины длились 2 года в Дагестане и Таджикистане. Жара там стояла страшная – 45 градусов в тени. Многие, особенно жены Абдулы, часто после съемок валялись с мокрыми полотенцами на головах и валидолом. Но Владимир Мотыль настаивал: «Фильм должен сниматься в подлинных условиях, то есть в условиях жары, подлинной пустыни и подлинного моря».

Сцену Саида, закопанного в песок, снимали при температуре песка 75 градусов. Поэтому Спартака Мишулина закапывали в песок в специально сделанном ящике, а у шеи присыпали его влажным песком.

После того, как некоторые сцены фильма были сняты, пленку повезли проявлять в Ленинград. Оказалось, на проявленной пленке на месте головы Саида – … брак. Мотыль решил сцену переснять. Мишулин здорово расстроился, даже взбесился. Говорят, сначала долго ругался, потом устроил настоящий мордобой, но пересниматься все же не отказался.

Не менее интересно проходили съемки сцены, когда жена подчует Верещагина черной икрой. Кадры эти снимали глубокой ночью. Икру нашли с трудом в каком-то ресторане. Специально для кадров с икрой плотник сделал плошку углублением, чтобы ложка в ней «тонула» и складывалось впечатление, что икры там немеренно. На самом деле было куплено всего 2 кг. Пока настраивали аппаратуру, Верещагин, войдя в образ, съел несколько ложек деликатеса, после чего режиссер приказал снимать без всяких репетиций и дублей. Самое обидное, что икра эта никому не досталась. К тому времени, когда наутро все кинулись к ней, она была уже протухшая.

«Таможня дает добро!»

* DoShi. «В детстве не очень любил смотреть этот фильм. Каким-то грустным он мне казался. Действительно фильм проникнут грустью, тоской. У каждого героя это выражается по-своему. Когда его смотришь уже взрослым, по-другому это оцениваешь».

* Азазель. «Чтобы понять, почему «Белое солнце пустыни» смотрели и до сих пор смотрят космонавты, надо самому быть космонавтом!!! А если без шуток, то данному фильму уже давно не страшна никакая критика – ни глупая, ни серьезная…».

* Вася. «Фильм – на все времена. И крылатых фраз изобилие. Если бы всем и всегда было «за державу обидно”, может и жили бы сейчас по-другому».

* Влад. «Можно много говорить про фильм, кому-то нравиться, кому-то нет, но фильм навсегда останется классикой советского кинематографа, как память о стране СССР».

* Nik. «Фильм легенда, фильм который я смотрел тысячу раз, фильм который я посмотрю еще тысячу раз, не мыслю себе своего детства – юности – зрелости – старости без «Белого солнца пустыни»!!!»

Оцените статью

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Подпишитесь на наши новости в Google

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.