Прислать новость
  • 17 °C
    Погода в Бресте

    17 °C

  • 2.5992
    Курс валюты в Бресте
    USD2.5992
    EURO3.0318
    100 RUB3.3813

«Крылы халопа» представили онлайн-трансляцию читки пьесы «Трусы»

«Крылы халопа» представили онлайн-трансляцию читки пьесы «Трусы»

86 13.03.2013 17:12

В последний день зимы театр «Крылы халопа» представил публике читку пьесы Павла Пряжко «Трусы». Не рекомендованную к показу в учреждениях культуры города постановку можно было увидеть благодаря онлайн-трансляции.

Сценой послужил Интернет

«Сегодняшней трансляцией мы протестуем против запрета читки и вообще против цензуры. Предупреждаем, что пьеса содержит ненормативную лексику, поэтому просим воздержаться от просмотра людей младше 18 лет», – такими словами предварила трансляцию режиссер и актриса театра Оксана Гайко.

Картинка сменилась, и на экране появился видеоряд, демонстрирующий городские улицы. Действие пьесы, развернувшееся среди многоэтажек и душных двориков, сконцентрировано вокруг Нины, которая обращается в милицию по поводу кражи. Девушка убеждена, что у нее украли трусы, которые представляются ей не просто интимным предметом гардероба, но объектом фетиша и даже единственными верными друзьями. Уверенность Нины в абсолютной ценности нижнего белья становится предметом осмеяния горожан, для которых больший интерес представляют алкогольные посиделки и сплетни на лавочках. Абсурдная завязка ведет к не менее абсурдным кульминации и многовариантному финалу.

Реклама

В ходе подготовки к онлайн-трансляции пьесу, которую первоначально планировали представить на сцене, пришлось значительно переработать. В адаптированном варианте были задействованы несколько камер, демонстрировавших актеров с разных ракурсов. Наибольший интерес представляли крупные планы, во время которых актер мог установить непосредственный контакт со зрителем. Такой кинематографический прием явился преимуществом онлайн-трансляции по сравнению с привычной постановкой, ведь за актерской мимикой можно было наблюдать, не отвлекаясь на декорации и прочие внешние факторы. В контексте пьесы, которая поднимает в том числе и тему сетевого общения, такое прочтение показалось продуманным и органичным.

«Гипнотизировали» зрителей трусы, ставшие квинтэссенцией материального мира, в котором царит философия потребителя; под маской доброжелательности диктовал свои условия представитель власти; злились женщины, готовые уничтожить Нину за то, что она «не хотела жить, как все». Пряжко, нанизывая текст на песенный каркас, смеется над зрителями, проверяя их на способность быть честными перед действительностью. Ведь даже в предельно язвительном и пародийном тоне повествования, описывающем средневековые нравы, которые царят в представленном обществе, находятся отражения реальных людей. Достаточно внимательно прислушаться к обыденным разговорам на улице, в автобусе, во дворе. Может быть, нецензурной лексики в них будет поменьше, однако обругать можно и без использования крепких выражений.

Впрочем, драматург подчеркивает, что «этот текст ни о чем». «Выход, – размышляет Пряжко, – заключается в том, чтобы спустя годы посмеяться над тем, что так напрягало когда-то то, что казалось катастрофой». И в этом представляются еще большая иррациональность и большая осмысленность действия.

Реклама

Отметим, что онлайн-трансляция собрала более 200 просмотров, однако количество зрителей, вероятно, больше. Ведь у одного компьютера, включенного на канал театра, могли находиться и целые компании.

Возвращаясь к худсовету: что это было?

После публикации материала «Через тернии к зрителям» в №8 за 2013 год, анонсирующего онлайн-трансляцию читки пьесы Павла Пряжко «Трусы», в редакцию «БГ» позвонил директор Центра культуры и досуга в Южном Павел Харевич, который опроверг информацию о своем участии в худсовете.

«Я пять минут посидел на этом мероприятие и ушел, – отметил Павел Анатольевич. – Худсовет возглавлял Владимир Сусько, начальник отдела культуры. Там был Виктор Соколов. Они сидели на сцене и слушали. Потом была Светлана Глушинская, директор методического центра. Я давал комментарий как директор Центра культуры, в котором занимается коллектив. Я ни имел там никакого права голоса. Это мое субъективное мнение. Я не представлял официальную версию. Не было никакого постановления, не было никакого официального худсовета».

Корреспондент «БГ» попробовала дозвониться до Владимира Сусько, но 4 – 5 марта по телефону отвечали, что Владимир Павлович находится на различных совещаниях. Вновь связаться с ним мы попытались 12 марта, но, как нам сообщили, с этого дня начальник отдела культуры вышел на больничный.

Удалось связаться с заместителем директора Городского дома культуры Виктором Соколовым. Виктор Викторович выразил мнение, что «такое показывать нельзя». «Можно показывать, если есть желание, только в каком-то очень узком кругу. И вообще, зачем нужны такие спектакли? Какая мысль, какая идея? Учиться хамству – у нас и так много, учиться нецензурно выражаться – у нас брани и так много». В вопросе по поводу участия в худсовете Виктор Викторович оказался солидарен со своим коллегой: «Совета не было, – прокомментировал он. – Мне сказали, пойдемте посмотрим спектакль. Никто ничего не запрещал, никто официально худсовет не устраивал. Мы просто пришли посмотреть спектакль как представители культуры и высказать свое мнение. Среди них было мое категорическое «против».

«Начнем с того, что это изначально была унизительная процедура, – прокомментировала ситуацию Оксана Гайко. – Неизвестно, почему нас хотят убедить в том, что такие просмотры – это нормально. Но нормален ли сам факт того, что судьба художественного произведения и труд театра зависит от мнения нескольких человек? И нормально ли то, что целый час тебя обсуждают или осуждают, не давая возможности ни высказаться, ни объяснить выбор пьесы? Таких просмотров у нас было уже около шести, и все они проходили по такому же сценарию. Высокий совет демонстрировал, что ни наше мнение, ни мнение зрителей его абсолютно не интересуют.

Реклама

А отталкивающее лицемерие членов совета состоит в том, что все обставляется как сбор добрых опытных товарищей, дающих совет от чистого сердца и от чистого же сердца рекомендующих не позориться перед зрителями. Да, это непрямой запрет, а зачем он? Все и так понимают, что сегодня нам не разрешили показывать «Трусы» в «Кирпиче» и в Южном, а завтра мы не найдем для пьесы места нигде, потому что любое мероприятие в этом городе должно проходить утверждение в том же отделе культуры или отделе идеологии. И лицемерие в квадрате – то, что все усердно делают вид, что просто высказали свое мнение, вроде как не понимая, что их мнение решает судьбу спектакля и судьбу театра.

Я предпочитаю называть вещи своими именами, и для меня очень знаковым является то, как участники этого фарса дружно отвергают свое в нем участие…»

Отметим, что недавно театр вернулся из Люблина. Там 8 – 10 марта в рамках семинара «Культура для «Восточного партерства» была представлена белорусская культура. Наряду с представителем издательства «Логвинов» Дмитрием Костюкевичем, Валентиной Киселевой и Анной Чистосердовой из минской галереи «Ў», режиссером Татьяной Артимович, выступили и «Крылы халопа» с читкой пьесы «Трусы». «Мы были единственными региональными представителями. Мы поделились опытом подготовки онлайн-трансляции и показали фрагменты постановки, которая вызвала у зрителей положительную реакцию», – добавила режиссер театра.

Еще по теме:

В Бресте запретили читку пьесы Павла Пряжко «Трусы»

«Крылы халопа» представили онлайн-трансляцию читки пьесы «Трусы»

Материал подготовлен
в сотрудничестве с организацией
Index on Censorship

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Eсли вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.