• 24 °C
    Погода в Бресте
  • 1.9249
    Курс валюты в Бресте
    USD1.9249
    EURO2.1539
    100 RUB3.2671

Участники дискуссионного клуба «БГ»: «Очевидно недовольство народа действиями властей»

246 19.03.2017

Отменить декрет №3 и начать диалог общества с властью. Такие предложения высказали участники Дискуссионного клуба «БГ».

Бездушная бюрократическая система сработала так, что декрет о тунеядстве затронул очень многих белорусов. «Это реально полстраны», — считают участники дискуссионного клуба «БГ», который прошел в редакции 14 марта.

Кроме обсуждения негативных последствий, связанных со скандальным декретом, участники дискуссии высказали свои мнения по поводу репрессивных действий властей и предложили возможные варианты выхода из сложившейся ситуации. Вел заседание главный редактор Виктор Марчук.

Виктор Марчук, главный редактор «БГ»

 

Очевидно общее недовольство народа действиями властей

Виктор Марчук:

Александр Лукашенко дал 9 марта команду до конца года не собирать деньги с так называемых тунеядцев. Кроме того было сказано, что декрет №3 в очередной раз пересмотрят и внесут в него какие-то изменения. Тем самым, я так полагаю, власти надеялись сбить протестную активность людей.

Но, несмотря на это, уже на следующий день акция протеста прошла в Молодечно, затем 11 марта — в Пинске, потом в Бобруйске, Орше и некоторых других городах страны. Почему народ продолжает выходить на улицу?

 

Игорь Масловский:

— На мой взгляд, нужно либо полностью отменять декрет, либо строить трудовые лагеря. Потому что все понимают, что этот дамоклов меч будет висеть. Ведь за 2016 год нужно будет платить уже в этом году. Буквально через пару месяцев. Поэтому люди продолжают выходить на акции протеста — это первое.

Второе — как видно из высказываний простых людей, у них накопилось большое количество претензий к органам власти. И они говорят об этом на площадях, на улицах, говорят открыто, в свободный микрофон, в том числе и для прессы. Они говорят о лишении социального трудового стажа, маленьких зарплатах и пенсиях, росте цен на товары и услуги, повышении коммунальных платежей. Это все и заставляет выходить на площадь.

Игорь Масловский, председатель Брестской областной организации БСДП

 

Владимир Вуек:

— Я соглашусь с Игорем, действительно есть проблемы, но давайте обратим внимание на тот факт, что в тех же Орше или Пинске акции протеста, связанные с декретом №3, проходили впервые. А обычно первая или вторая акции набирают количество участников и имеют большой резонанс. Это как бы прорыв, выход их пара. Вопрос в динамике. Что будет дальше за этими акциями? Это уже вопрос другого порядка. Но нужно работать в направлении полной отмены декрета. Каждый здесь может видеть свои подходы, иметь свои предложения.

Владимир Вуек, исполняющий обязанности председателя Брестской областной организации Объединенной гражданской партии

 

Роман Кисляк:

Я думаю, что только самые первые акции были посвящены декрету №3. Следующие переросли эти рамки. Очевидно общее недовольство народа действиями властей. Посмотрите на лозунги, в этом плане очень показателен Пинск. Требование отмены декрета №3 переросло в высказывания по самым различным проблемам. Особенно остро они стоят в регионах. Общее недовольство нарастало долгое время — больше года.

Роман Кисляк, ППОО Движение «За Свободу»

 

Владимир Величкин

Я бы хотел обратить внимание на другую проблему. Законы, которые принимаются в стране, направлены на то, чтобы частный сектор не развивался. У нас остались только «гандляры», которые чем-то приторговывают, и даже им тяжело жить. Есть серьезные препятствия в развитии малого и среднего бизнеса. А коль нет бизнеса, то и не хватает рабочих мест. Одно тянет за собой другое. Денег взять неоткуда, работу найти негде. Поэтому люди выходят и возмущаются, когда им предлагают заплатить 200 у. е. за то, что ты или кто-то из родственников не работал.

А то, что сейчас предлагается, мол, давайте не будем в этом году брать с неработавших, ну, это просто несерьезно. Люди уже ничему и никому не верят. Они убеждены, что в следующем году возьмут еще больше. Единственный выход из ситуации — отменять этот декрет.

Владимир Величкин, председатель рады Брестского областного отделения правозащитного центра «Весна», ликвидированного в 2003 году

 

Государство оторвалось от народа

 

В.Марчук

— Вы общались с людьми, которые выходят на акции. Много ли среди них тех, кого напрямую затронул декрет? Или же это люди, которых волнует гораздо больший круг проблем?

 

Р.Кисляк

— Этот декрет затронул даже тех, кто работает. Потому что у них есть родственники. Их возмущает, когда супругу или ребенка обязывают заплатить деньги в условиях, когда он не может найти работу. Поэтому людей, которых этот декрет реально затронул, гораздо больше, чем 500 тысяч. Это реально полстраны.

Так сработала бездушная бюрократическая система. Очень много людей, которые реально не могут последние год, полтора, два найти работу из-за кризиса.

Напомню, Беларусь подписала и ратифицировала документы международного права. То что предлагается в декрете — это нарушение ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах. Принудительный труд может быть только в особых случаях, при военном положении. Нельзя принуждать людей к труду.

Белорусские власти превратили страну в большое предприятие, где все должны отчислять, от всех нужно получить доход в рамках этого предприятия. Так я вижу.

 

В.Вуек

Действительно, это затронуло большой пласт людей. У кого-то попали под действие декрета родственники, близкие. Плюс мы видим, какое напряжение сегодня на рынке труда. Многие люди теряют работу и потенциально попадают под действие этого декрета. Другой вопрос, какими методами решать эту проблему.

Мы в Брестской областной организации гражданской партии совместно с социальным офисом и рядом других инициатив этим вопросом занимаемся с декабря 2016 года. Мы собирали подписи под обращениями, проводили встречи, обсуждения. Собранные подписи мы сдадим в наш центральный офис для того, что бы передать Анне Конопацкой, члену нашей партии, депутату Палаты представителей.

Также готовим жалобы в суд на налоговые инстанции. В случае нерешения проблемы собираемся обращаться в комитет по правам человека ООН.

 

И.Масловский

— Несправедливость, наверное, здесь ключевое слово. Несправедливость — ключевое понятие. Люди считают себя обиженными. Классически трудолюбивый белорусский народ, который добывает деньги для своей семьи, для себя, записали в тунеядцы и заставляют платить за то, что он добывает себе на пропитание. Волна возмущения — это закономерная реакция людей, которая исходит из души, из сердца. Несправедливость очевидна. Согласен с коллегами: она затронула чуть ли не каждую семью. Даже чиновников, потому что в их семьях тоже есть безработные.

 

В.Величкин

— Я приведу одну фразу Марека Новицкого (председатель польского Хельсинкского фонда по правам человека; умер в 2003 году — ред.): «Права человек начинаются тогда, когда у человека есть элементарное человеческое достоинство». Этот декрет — это просто оскорбление любого гражданина Республики Беларусь. Люди трудятся, как могут, люди делают все, чтобы выжить в этих условиях, и тут кто-то говорит «отдай последнее». Естественно, людей это возмущает.

Государство настолько оторвалось от народа, что оно не может признать тот факт, что совершило ошибку. Власть считает, что она всегда права. А люди выходят на площади, потому что в них проснулось человеческое достоинство и они пытаются защитить себя, своих родных и близких.

 

Власть действует по отработанным схемам

 

В.Марчук

Наше государство, а точнее будет сказать — люди, действующие от его имени, мало того что не хотят признавать ошибки, так еще и наказывают за то, что граждане мирным, цивилизованным путем пытаются выразить свое отношение к их решениям и действиям. Сейчас по всей стране идут задержания, суды. Кому-то назначают штрафы, кому-то дают сутки. Почему власти так жестко реагируют на мирные акции?

 

Р. Кисляк

Насколько мне известно, ситуация вернулась к 2006 году. В милиции есть списки, кого необходимо задержать и подвергнуть аресту. В брестской милиции такой список состоит из 40 человек. Власть действует по привычным и отработанным схемам: проводят массовые задержания и аресты. Этим они пытаются сбить протестную волну.

Аналогичный хапун был в 2006, 2007, 2008 годах. Тогда перед каждой акцией кого-то задерживали. И каждый раз в воздухе висела атмосфера страха. И сейчас, по сути, власти хотят так же сработать.

Проблему для властей я вижу в том, что очень много выходит людей, которые не заангажированы в политические и общественные структуры. Просто люди возмущены. Думаю, для них у властей нет никакого рычага, они будут выходить и протестовать.

 

В.Вуек:

— Роман заметил, что такие тенденции отмечались ранее. Но обратите внимание, чем все заканчивалось. Протестные настроения действительно сбивались, и акции заканчивались. У Брестской областной организации ОГП есть мнение, что здесь нужен некий новый подход. Подход разумного баланса между акциями и переговорным процессом. Когда акция — это тоже хорошо, но вместе с тем мы должны решать шаг за шагом краткосрочные задачи и двигаться к генеральной цели.

Нужно искать новые форматы, нужны параллельные процессы, мы должны выносить уроки из предыдущих мероприятий, которые закончились не в нашу пользу.

 

Р.Кисляк:

— Я согласен, что нужны действия самого разного плана, нельзя закрываться. Но то, что происходило у нас и в некоторых других регионах, нельзя называть переговорами в классическом смысле. Председатель горисполкома не решает эти вопросы. Его активность была направлена на то, чтобы как-то успокоить людей. Но это не есть переговоры. Переговоры могут вестись между уполномоченными людьми с той и другой стороны.

У нас вообще давно нет прямого открытого общения между обществом и властью. Оно происходит заочно. Мы что-то заявляем через негосударственные СМИ, социальные сети, а власть через какое-то время по своим каналам нам на это что-то отвечает. Вот такие переговоры идут между гражданским обществом, политическими организациями и властью.

И в этом плане такое новое явление, как стримы, очень интересно. Вот в Пинске люди собирались вокруг журналистов, транслировавших видео в прямом эфире, и высказывались. Это элемент переговоров. А власть потом на это как-то отреагируют.

 

Без демократизации общества ничего не будет

 

В.Марчук

— И в завершение классический вопрос: что делать? Что должны предпринять политические, правозащитные, общественные структуры и действующие власти, чтобы найти приемлемый для всех выход из сложившейся ситуации? Ваш рецепт?

 

И.Масловский:

— Власти должны пойти на широкое обсуждение проблем, которые волнуют общество. И это обсуждение возможно не только на площади. Оно возможно другими цивилизованными способами.

Почему люди выходят на площадь? Потому что у них нет доступа к телевидению, к радио, к государственным газетам. Власть должна предоставить такие диалоговые площадки для представителей самых разных общественно-политических сил Беларуси. Пусть люди высказываются. Власть должна реагировать на замечания людей.

Политические партии все готовы к такому диалогу через СМИ, через круглые столы в том числе. Мы не говорим, что нужно брать какие-то другие инструменты и делать по-другому. Это никому не надо. И это должна понять власть. Если она это не поймет, она получит стихийные бунты, и тогда ни мы не сможем каких-то гарантий дать, ни тем более сама власть. Это приведет к последствиям, которые невозможно предсказать. И вся ответственность теперь лежит только на власти.

 

В.Вуек

Я поддерживаю коллегу и придерживаюсь такой же позиции. В то же время это не исключает, что могут и должны проходить законные мирные собрания, которые гарантированы Конституцией.

Но при этом, конечно, хотелось бы обратиться к организаторам таких собраний, чтобы они понимали, что ответственность за акцию, за людей, за возможные провокации и последствия лежит полностью на них. Чтобы они правильно определяли формат, правильно его доносили до людей. А еще лучше, чтоб они свои планы согласовывали. Потому что несогласованность приводит к непониманиям. В итоге получается, что кто-то делит каких-то людей: это — наши, это — не наши. Мы работаем сегодня для того, чтобы отменить декрет №3 и дальше продолжать двигаться в сторону демократического общества.

 

Р.Кисляк

— Я не люблю делать прогнозы, но наша сегодняшняя ситуация напоминает мне Российскую империю, 1905 год. Конечно, власть может репрессиями запугать людей, пересажать активистов, в том числе и через уголовные дела. Но когда-то мы все же проснемся в другой стране.

Красивые слова белорусского руководства про то, что у нас в стране все для народа, на самом деле не более чем манипуляция. С простыми людьми, с гражданами, к сожалению, пока никто не считается. А надо, чтобы власти людей услышали и начали решать проблемы. Это, возможно, как-то успокоило бы ситуацию. Но пока не видно, чтобы власти шли в эту сторону. Да, декрет отложен на год, но, скажем так, настолько хитровато, что никто не может понять, что же будет потом.

Я надеюсь, что власти все же не скатятся к жестким действиям, потому что в ответ они могут получить необратимые вещи.

 

В. Величкин

— Ситуацию может поменять только демократизация общества. Все государственные структуры должны быть под контролем общества, как это принято в демократических странах. В том числе и милиция, при непосредственном участии которой сегодня судят и сажают людей, решивших мирным путем выразить свою позицию.

Пока не наступит тот момент, когда люди смогут присутствовать на заседаниях различных органов власти и самоуправления, чтобы влиять на процессы принятия решений, ничего в лучшую сторону не изменится. Руководители города, района, области должны не назначаться президентом, а избираться населением.

Без демократизации общества, без развития третьего сектора, то есть всевозможных общественных организаций, частной инициативы ничего не будет.

Комментарии

Добавить комментарий

Адрес вашего почтового ящика не будет виден остальным. Обязательные поля помечены *. На сайте действует премодерация. Это значит, что ваш комментарий будет опубликован только после проверки его модератором. Ваше сообщение будет опубликовано, если оно не нарушает правила. Узнать условия