• 6 °C
    Погода в Бресте
  • 1.9968
    Курс валюты в Бресте
    USD1.9968
    EURO2.3635
    100 RUB3.4153

Чем «петровичские» готы от «тришинских» отличались?

231 26.04.2012

На Радоницу белорусы вспоминают своих предков: ходят на кладбища, ставят в церквях заупокойные свечи. В день поминовения усопших «БГ» с помощью научного сотрудника Института истории Национальной академии наук, кандидата исторических наук Вадима Белевца, к слову, уроженца Бреста, тоже решила обратиться к корням - узнать, как жили 16 - 18 веков назад на нашей земле люди из племени готов.

Вадим Георгиевич — специалист по железному веку Юго-Западной Беларуси. Здесь он ищет свидетельства и артефакты так называемой вельбарской культуры готов.

Недостающее звено — Тришин

Не тех готов, что ходят нынче в черном и увлекаются мрачной музыкой, а тех германских племен, которые с середины I до начала V века проживали от Гданьска по правому берегу Вислы и далее на юг до берегов Черного моря. Оказывается, в самом Бресте и недалеко от города сохранился ряд грунтовых могильников, т. е. кладбищ, этого древнегерманского народа. Исследование одного из них — на территории Бреста в Тришине — во второй половине 20 века перевернуло представление ученых о прародине славян.

Дело в давнем споре: кто первый селился на этой земле — племена древних славян или германцев. Вопрос этот в первой половине 20 века являлся предметом большой политики, и ответ на него был особенно важен для пропагандистов фашистского и коммунистического лагерей, т. к. от него зависело, кто исторически имеет право на земли современной Польши, Западной Беларуси и Украины. Даже несмотря на триумфальный для СССР исход Великой Отечественной войны, московскому археологу Юрию Владимировичу Кухаренко требовалось немалое мужество, чтобы после исследования во второй половине 60 — 70-х гг. прошлого века готского могильника Брест-Тришин открыто выступать в защиту тезиса о том, что древние германцы жили на данной территории.

Памятник Брест-Тришин, датируемый приблизительно 170 — 270 годами нашей эры, стал тем недостающим звеном, которое логично связало поморские поселения готов на севере современной Польши (где, например, название города Гданьска происходит от Gutiskandja — «Готский берег») с черняховской культурой готов на территории современной Украины.

Правда, 90% обнаруженного тогда археологического материала — посуда, украшения из металла, стекла и кости — было передано в музей Эрмитаж в Петербурге, и лишь отдельные находки поступили в Брестский областной краеведческий музей.

От войны ушел, а от бульдозеров нет

Вадиму Белевцу тоже пришлось работать на Тришине, но об этом позже. Основным объектом исследования для него в последние годы стал подобный могильник вельбарской культуры в деревне Петровичи Жабинковского района, на возвышенности Белая Гора.

«Я занимаюсь этим памятником 15 лет. Обнаружен он был в августе рокового 1939 года. Тогда при установке геодезического знака рабочие случайно разрушили здесь несколько погребений. Кто-то из них, вероятно, инженер, собрал находки и отвез в ближайший музей — в Варшаву. Но когда уже была выписана командировка, чтобы исследовать этот памятник, то началась Вторая мировая, — отмечает археолог. — Поразителен уровень образованности и бережного, внимательного отношения к истории тех людей, которые смогли оценить важность своей находки и культурную ценность, заключенную в нескольких оплавленных бусинах и кусках бронзы».

Дальнейшая история петровичского могильника развивалась трагичнее. Памятник сильно пострадал во время строительства автотрассы, возводимой к Олимпиаде 1980 года. Хотя он был хорошо известен, до 80% возвышенности уничтожили в ходе строительства. Многочисленные находки вместе с песком вывезли на подсыпку «олимпийки». Последние 12 лет экспедиция Института истории НАН Беларуси под руководством Вадима Белевца исследует лишь его остатки. В нынешнем году археологи будут проводить здесь заключительные работы, чтобы удостовериться, что окраины памятника изучены целиком.

Большинство находок из Петровичей можно будет увидеть в Национальном музее истории и культуры Беларуси. Но часть вещей «осела» в Брестском краеведческом музее и, по информации нашего эксперта, будет представлена в новой экспозиции уже в ближайшем сентябре.

«Несмотря на то что подобные ситуации с разрушением памятников археологии повторяются постоянно и сегодня, я не знаю ни одного случая, когда строительные рабочие или инженеры сообщали бы о находках археологических материалов, — замечает Вадим Белевец. — Здесь сказывается качественно иной уровень гуманитарного образования и общей культуры, а главное, те изменения в отношении к историко-культурному наследию, которые наступили в сознании наших соотечественников в послевоенное время. Недавно аналогичным образом при разработке песчаного карьера, вероятно, был окончательно уничтожен могильник у деревни Дружба Брестского района — памятник, внесенный в Государственный список историко-культурного наследия Республики Беларусь и известный далеко за пределами нашей страны».

Сегодня НАН Беларуси старается наладить с местными властями тесное сотрудничество, чтобы любые строительные работы в зонах, прилегающих к памятникам археологии или же там, где они могут быть выявлены, проходили под контролем археологов. «Уже полтора года мы совместно с Брестским горисполкомом отслеживаем ситуацию на Тришине (между Ледовым дворцом и Брестским государственным техническим университетом — прим. автора), где запланирована высотная жилая застройка. В ноябре вместе со студентами-историками из БрГУ имени Пушкина проводили шурфовку на месте строительства первых домов. В планах — доисследование могильника Брест-Тришин. В 1970-х годах, когда Юрий Кухаренко вел свои раскопки, он работал на площадях жилых усадеб и не мог изучить памятник целиком. В настоящее время этот участок попадает в зону строительства и после отселения жителей здесь, в соответствии с законодательством, будут проводится спасательные археологические исследования», — поясняет Белевец.

Такие разные готы

Бережное сохранение и изучение памятников археологии — наш долг по отношению к потомкам, собственному и мировому культурному наследию. Что же дает изучение этих памятников? Прежде всего знание: не только об этом давно исчезнувшем народе, но и о нашем собственном прошлом.

По словам исследователя, сравнение этих двух могильников — в Брест-Тришине и Петровичах — демонстрирует, насколько разными были готы. Общины, которые использовали кладбища, очень устойчиво сохраняли свои родовые традиции, хотя входили в объединение более широкого порядка — племенной союз. Несмотря на то что «петровичские» готы жили всего в 15 км от «тришинских», они разительно отличались и обрядами, и материальной культурой. Так, если в Тришине покойников только кремировали, то в Петровичах был еще и вариант ингумации — трупоположения в землю.

«Интересно, что в погребениях мы находим детали одежды, украшения и предметы личного пользования — стеклянные и янтарные бусины, медные и серебряные застежки для одежды (фибулы), глиняные пряслицы, костяные гребни, посуду, но никогда — оружие или даже предметы из железа. Если бы мы не знали из письменных источников о готах как о грозных, искусных воинах, которые высоко ценились в качестве наемников в Римской империи, можно было бы подумать, что они являлись убежденными пацифистами и вообще не были знакомы с железом. Толкований этому явлению масса. Но самое простое — они не предполагали воевать на том свете. И даже старались скрыть от своих богов, что вообще знакомы с железом, в отличие, к примеру, от живших по другую сторону Буга и родственных им племен вандалов, которые поступали с точностью до наоборот».

Отличались эти общины и социальным строем. Например, в общине, жившей на месте современного Тришина, доминирующее положение занимали взрослые женщины: у них был самый сложный погребальный обряд, наиболее полный и разнообразный инвентарь. Костюм и погребальные дары мужчин очень скромны, детей же вовсе хоронили, как правило, без инвентаря. Возможно, черты матриархата, как и отказ от оружия в загробном мире, — отголоски древнего скандинавского культа Богини-Матери, который готы сохранили и на новых территориях. В Петровичах же самые представительные костюмы были у девочек в возрасте от года до 6 лет. То есть здесь с самого раннего детства демонстрировался их социальный статус, зажиточность и ранг семьи, следовательно, общество имело более жесткую иерархию…

Продолжение следует

Комментарии

Добавить комментарий

Адрес вашего почтового ящика не будет виден остальным. Обязательные поля помечены *. На сайте действует премодерация. Это значит, что ваш комментарий будет опубликован только после проверки его модератором. Ваше сообщение будет опубликовано, если оно не нарушает правила. Узнать условия